Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
Кадыров предложил провести Международный день санкций против него Политика, 02:29
Зеленский исключил переговоры с Путиным в случае признания референдумов Политика, 02:10
Как справиться с осложнениями после коронавирусной инфекции РБК и Stada, 02:10
Посольство сообщило об угрозе для контактов людей из-за запретов Эстонии Политика, 02:00
Путин спрогнозировал рекордный урожай зерна в 2022 году Экономика, 01:30
Орбакайте и Воробей рассказали о последних годах жизни Моисеева Общество, 01:03
Турецкий телеканал сообщил об отказе трех госбанков от карты «Мир» Финансы, 01:02
Захарова ответила на слова Сикорского о повреждении «Северного потока» Политика, 00:44
Сборная Украины не смогла выйти в элитный дивизион Лиги наций Спорт, 00:38
Штрафы по ДНК: правила экологичного выгула собак Партнерский проект, 00:26
На горячую линию по мобилизации поступило более 500 тыс. звонков Политика, 00:08
Инвестиции в коммерческую недвижимость России упали на 63% Недвижимость, 00:00
США не сочли референдумы основанием для запрета Киеву применять их оружие Политика, 27 сен, 23:51
Португальский агент оценил шансы Карпина возглавить европейский клуб Спорт, 27 сен, 23:38

Выпуск за 31 августа

Новая экономика. Город

Интервью с Председателем Мосгосстройнадзора Игорем Войстратенко. Ведущий — Игнат Бушухин

— Игорь Михайлович, первый вопрос про Мосгосстройнадзор. Каким он был десять лет назад? И каким стал сегодня? Цифровым?

— Не только цифровым. На самом деле, за последние десять лет произошло очень много изменений, в законодательстве в том числе. Особенно за последние два года, когда у нас действительно широкими темпами началась реформа не только контрольной деятельности, но и сама цифровизация наших государственных услуг, которые мы предоставляем: на сегодняшний день таковых уже девять штук.

В последнее время нас ошибочно начинают сравнивать со строительным контролем. Это две разные вещи. Потому что государственный строительный надзор находится как бы «над стройкой». Это фактически государственное регулирование и контроль качества того, что строится вообще в стране и в том или ином регионе в частности, где находится этот орган власти под названием государственный строительный надзор. А строительный же контроль больше относится к застройщику. Потому что застройщик обязан определить компанию, которая наблюдала бы за всеми технологическими цепочками которые происходят на стройке. Государственный строительный надзор как раз не смотрит технологические цепочки — он изучает готовый продукт на том или ином этапе строительства.

Принцип государственного строительного надзора кардинально изменился именно с начала этого года. В соответствии с новым законодательством, которое сейчас введено в действие, мы больше нацелены на профилактику каких-либо нарушений. Да, мы производим надзорные действия в соответствии с программой проверок, которые составляем на основании извещений, поступивших к нам, в строительстве. А до этого профилактических мероприятий как таковых у нас не было. То есть, мы продолжаем заниматься надзорной деятельностью, но уже в меньшей степени. Тем более, в соответствии с вновь принятыми законами, у нас намного снизилось число надзорных действий, но существенно увеличился профилактический состав нашей работы.

— Все современные московские тренды связаны с градостроительством. Снижение административных барьеров, цифровизация, бесшовный путь общения застройщиков с городом. Вы в этом участвуете?

— Конечно. Для этого, в частности, созданы и развиваются BIM-технологии, по которым сейчас идет работа. Именно технологии BIM (они же ТИМ, «технологии информационного моделирования») сейчас активно внедряются в стройку. У нас есть экспериментальные площадки, где уже применяется данный метод. В том числе, конечно же, наша работа там будет внедрена более системно.

— Как изменилась работа комитета в связи с санкционным давлением?

— Мы работаем в той отрасли, которая дает жизнь многим другим отраслям — строительство. Так что, к сожалению, санкционное давление накладывает свой, достаточно серьезный отпечаток. При всем этом правительство России оперативно приняло ряд конструктивных мер, в том числе постановления, которые упростили ряд процедур, оказываемых на сегодняшний день через Госуслуги.

Например, у нас на сегодняшний день продлены на год все действующие разрешения правительства, которые заканчиваются до 1 августа 2022 года. Это раз. Второе — то, что касается надзорных действий. Мы первую очередь провели существенное сокращение надзорных мероприятий в виде проверок предписаний. Мы предписания выдаем и проверяем, но только в том случае, если есть явно выраженная угроза жизни и здоровью людей.

— Главное чтобы качество не пострадало…

— Конечно. Нет, качество здесь не страдает. Дело в том, что надзорные мероприятия в рамках программ проверок не отменены. Они продолжаются. Но проверка предписаний, которые выдаются во время этих мероприятий сокращены существенно. Я ещё раз говорю: мы проверяем только в том случае, если есть явная угроза жизни и здоровью. Поэтому – да, здесь давление для застройщиков существенно снизилось.

— Из России уходят некоторые иностранные бренды. В том числе производители строительной техники, стройматериалов. Как это может сказаться на качестве стройки?

— Я не вижу, что это сильно сказывается на качестве стройки. Дело в том, что все прекрасно знают, что наша страна достаточно богата ресурсами. В том числе и для производства строительных материалов. Особенно на этапе возведения конструкции зданий. Всё необходимое у нас в стране есть — оно выпускается, оно доступно. Это и металл, и бетоны, то есть различные бетонные смеси, и кирпич. Сложнее было с оборудованием. Дело в том, что оно у нас зачастую было импортного производства. Но на сегодняшний день я могу сказать, что мы видим уже достаточно существенную замену этого оборудования на отечественные аналоги. Это насосное оборудование, это обогревательные приборы, вентиляционные установки, силовое электрооборудование.

— Насколько это всё качественное?

— Достаточно качественное. Могу сказать, что, например, энергосиловое оборудование, которое ставится на объектах метрополитена, выпускается нашим производителем уже давно, и качество там достаточно высокое.

— Самое главное – лифты. О них много говорят в последнее время.

— Лифты у нас были исключительно импортного производства. К сожалению, из-за этого у нас немного «притушили» производство наших лифтов. Это и Карачаровский завод, это Щербинский завод. А вот на фоне санкционного давления как раз наши заводы начинают подниматься. И действительно уже существует ряд объектов, где устанавливаются отечественные лифты, причем достаточно хорошего качества.

— Стройка импортозамещаема на 95%. Такую оценку давало руководство столичного стройкомплекса. Насколько критичны оставшиеся пять процентов?

— Это как раз частички того оборудования, которое связано с аппаратурой управления, это «слаботочка». Кроме этого, у нас чаще всего применялись импортные материалы финишной отделки: разного рода плитки, обои и так далее.

— От бизнес-класса и выше?

— Конечно, там применялись импортные материалы. Кроме того, это и фасадные системы. Но и то, и другое, и третье — фактически на сегодняшний день мы видим замещение этого рынка нашими производителями. И я надеюсь, что в скором будущем мы увидим, что и здесь мы уже заместим эти оставшиеся пять процентов.

— Один из крупнейших московских проектов связан с жилищным строительством. Это программа «Реновация». Насколько качественны эти дома, которые массово строят по городу?

— Этот вопрос задают мне достаточно часто. Понятно, что глобальный проект находится под постоянным контролем у мэра Москвы Сергея Собянина. Ради его осуществления было выпущено отдельное постановление правительства Москвы № 516, которое четко определяет критерии качества и возводимого жилья по программе реновации. Это не только сами конструкции зданий, но вплоть до самого последнего гвоздика при отделке квартир. Для этого и были в свое время сделаны шоу-румы, которые показывали гражданам, какого качества предполагается жилье. Поскольку это закреплено на законодательном уровне — естественно, мы проверяем всё. Ради этого даже были открыты новые лаборатории в нашем подведомственном учреждении. Которые, в частности, проверяют качество напольных покрытий: в том числе на их пожаробезопасность и так далее.

— Существует ли в Москве рейтинг девелоперских компаний, которые занимаются коммерческим строительством: по качеству стройки, по безопасности?

— Официально такого рейтинга нет. Я бы не стал выделять кого-либо, чтобы не обидеть других, верно? Но могу четко сказать, что да — определенный пул таких девелоперов по каждому направлению сформировался уже давно. И у него, в свою очередь, сформировался свой пул подрядных организаций, которые с ними работают. Повторюсь: их деятельность всегда можно увидеть в нашей родной Москве. Качество того, как строится тот или иной объект.

— Как человеку, который находится в поиске квартиры, определить – качественно строится или нет, хороший подрядчик или нет?

— У нас в основном эта работа идет через договоры долевого участия. Когда тот или иной житель или гость столицы, решив купить недвижимость в Москве, заключает такой договор с тем или иным застройщиком, который участвует в программе долевого участия. Но за это отвечает другой орган власти — Москомстройинвест. Там четко отвечают за договорную деятельность именно таких застройщиков, которые заключают договора. Мы же, со своей стороны, на этапе строительства поэтапно проверяем качество выполненных работ. Могу сказать, что да, к сожалению, в процессе строительства выявляются нарушения. Да, бывают, но выявляются…

— Например, вентиляция плохо работает…

— Ну, это совсем мелкие нарушения. Бывает, что, скажем так, не по проекту сделана какая-то инженерная сеть. Естественно, мы выписываем предписание и указываем срок, к которому должно быть это всё устранено. То есть, когда объект построен, и он выходит на этап оформления заключения соответствия (так называемый ЗОС), то, естественно, ЗОС не будет выдан, если не устранены, либо не подтверждено устранение тех или иных замечаний, которые в процессе строительства были выявлены. И естественно, предъявлены застройщику.

— А больше или меньше становится таких замечаний?

— Вы знаете, существенно меньше. Если, опять же, говорить об этих десяти годах, которые прошли.

— Заключительный вопрос. Какой проект в Москве вы считаете самым сложным? Или самым интересным?

— В Москве очень много интересных проектов, которые были введены в эксплуатацию, в чем я участвовал и сам. Например, если мы говорим о метро, то это Большая кольцевая линия, которая сейчас, в этом году, надеюсь, замкнется.

— Много там недоработок?

— Да нет, не то, чтобы недоработок — там надо просто закончить работу. Если вы имеете в виду какие-то замечания — то да, замечания, конечно, присутствуют. Но они устраняются. Критических вопросов там никаких нет. Там проводились серьезные работы, в том числе буровзрывные. Когда рабочие проходили тоннели, мы вели мониторинг зданий, сооружений, которые попадали в зону подземных работ — там всё очень серьезно. В целом, метрополитен — это тот объект, который технологически предельно насыщен различными системами.

— Игорь Михайлович, большое спасибо за интервью.

— Спасибо.

Все выпуски программы
Главная Передачи Подписаться Поделиться