Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
Военная операция на Украине. Карта Политика, 16:08
Военная операция на Украине. Онлайн Политика, 16:06
CX-эксперт на руководящей позиции получает от 250 тыс. руб.: как им стать Pro, 16:03
Роспотребнадзор начал проверку из-за продаж «подозрительной» Coca-Cola Общество, 16:03
Как встретить Новый год. 20 необычных идей для компаний, пар и одиночек Life, 16:02
Шольц заявил о планах создать противоракетный щит в ЕС за пять лет Политика, 16:01
Правительство продлило дальневосточную ипотеку до конца 2030 года Недвижимость, 15:58
Насколько хорошо вы знаете правила этикета. Интеллигентный тест РБК и ГАЛС, 15:52
Правительство ограничило премии за эффективность в госкомпаниях до 50% Политика, 15:49
ВЦИОМ выяснил, какую сумму на покупку жилья ждет от родителей молодежь Недвижимость, 15:47
Ирландия заплатит УЕФА €20 тыс. за песню футболисток про националистов Спорт, 15:47
У Селин Дион диагностировали неизлечимое заболевание Life, 15:47
Нуриэль Рубини предсказал обвал S&P500 на 25% в условиях сильной рецесии Инвестиции, 15:33
Суд в Петербурге заблокировал 10 ссылок с «морально разлагающими» данными Общество, 15:20

Выпуск за 22 ноября

Цифровизация железнодорожных перевозок

Алина Танатарова, Обозреватель:

— Согласно недавним исследованиям, транспорт и логистика — это одна из самых передовых отраслей по показателю цифровой зрелости. 46% грузооборота всей транспортной системы и 24% пассажирооборота обеспечивает компания РЖД. В эфире программа «Сфера интересов». В этом выпуске говорим о технологическом развитии транспортной отрасли и железных дорог.


Комплекс информационных технологий и связи РЖД представляют четыре центра обработки данных, 16 дорожных вычислительных центров, более 260 тыс. автоматизированных рабочих мест, свыше 30 тыс. сотрудников, занятых в ИТ-комплексе. Стратегия цифровой трансформации РЖД была утверждена в 2019 году. Программа рассчитана на шесть лет, предусматривает создание единой интеллектуальной системы управления и автоматизацию производственных процессов. Как реализуются эти планы в условиях импортозамещения — обсудим с Игорем Калгановым, генеральным директором Группы Т1, и Евгением Чаркиным, заместителем генерального директора ОАО «РЖД».


Алина Танатарова, обозреватель:

— Сегодня мы говорим про цифровую трансформацию железнодорожных перевозок, особенно в условиях текущей ситуации, и первый вопрос, Евгений, к вам. В 2025 году завершается стратегия цифровой трансформации, осталось не так много времени. Как вы считаете, получится ли добиться поставленных целей? Каких эффектов удалось добиться уже сегодня?

Евгений Чаркин, заместитель генерального директора ОАО «РЖД»:

— Мы сейчас находимся в стадии организации стратегии, мы будем ее продлевать до 2030 года, поскольку развитие «цифры» не останавливается 25-м годом. Все, что мы запланировали на 25-й год, конечно же, мы выполним по всем направлениям, а ключевые эффекты у нас находятся в части формирования и усиления нашего рыночного потенциала, наших новых цифровых продуктов, с одной стороны; с другой стороны, это оптимизация наших внутренних процессов и достижение эффекта в сокращении части наших затрат, повышение эффективности процессов, ну и, конечно, нельзя забывать о таких целях, как повышение цифровой зрелости российских компаний.

Алина Танатарова, обозреватель:

— Если говорить о цифровой зрелости, если сравнивать с другими сегментами транспортной отрасли, насколько технологически развита эта сфера?

Игорь Калганов, генеральный директор Группы Т1:

— РЖД имеют уникальную ситуацию, так как могут заниматься цифровизацией в комплексе. Вся инфраструктура, весь подвижной состав, локомотив, вагоны, вся часть, которая касается клиентов по продаже билетов, все, что связано с оформлением грузоперевозок, и так далее — в этом плане эффект цифровизации должен давать очень большой мультипликативный эффект, и на примере РЖД мы видим, что у них это прекрасно получается.

Алина Танатарова, обозреватель:

— Евгений, а есть ли какие-то решения, которые оказались прорывными для бизнеса и оказали существенное влияние на компанию?

Евгений Чаркин, заместитель генерального директора ОАО «РЖД»:

— Конечно же, все, что касается безбумажного документооборота, взаимодействия в цифровом формате РЖД с нашими клиентами. Мы работаем не только для себя — мы работаем для клиента, мы работаем для государства, мы работаем для наших партнеров, поэтому мы говорим про целую экосистему цифровую, которую мы, соответственно, с коллегами, с партнерами создаем. Далее, все что касается управления данными: я не думаю, что есть в стране компания, у которой больше данных, чем у «Российских железных дорог», и одна из ключевых наших задач в рамках стратегии — это построение культуры управления данных; и мы для себя говорим, что данные — это наш актив ценный актив, который позволяет нам становиться лучше, позволяет нашим партнерам становиться лучше. Могу сказать, что сейчас у нас в рамках системы формируется более 2,5 млн показателей, с которыми мы работаем и которые являются управленческими решениями и просто для понимания объем данных составляет 5 терабайт, данных в рамках этой системы. Я хотел бы отметить все, что мы сделали с точки зрения мультимодальности для наших пассажиров и для наших грузоотправителей, все, что мы делаем с точки зрения развития туристических сервисов. Может быть, вы слышали, что мы запустили в начале этого года проект путешествий с РЖД, мы его развиваем и вообще рассматриваем этот сервис как сервис по составлению впечатлений для наших клиентов. Не только поездка и проживание в отелях — это туры организованные, не организованные, это в ближайшей перспективе концерты, музеи — в общем, весь спектр впечатлений, который мы можем с помощью нас, с помощью наших партнеров дать для наших клиентов.

Алина Танатарова, обозреватель:

— Игорь, по вашей оценке, какие технологии могли бы стать основой для реализации таких решений?

Игорь Калганов, генеральный директор Группы Т1:

— Ну вот как раз все, о чем говорит Евгений: работа с данными, необходимо и дальше развивать интернет вещей, поскольку у вас при инфраструктуре в 33 тыс. км железнодорожных путей вся эта инфраструктура генерит данные, все эти составы генерят данные, все, что касается логистики, все это генерит огромный объем данных. Дальше все нужно собирать с помощью каналов связи — это и ваш оператор связи, и все доступные беспроводные технологии способны такой объем собирать, концентрировать, это создание озер данных, то, чем вы занимаетесь. Здесь, наверное, как раз переход от импортонезависимости к импортоопережению. Ну и, конечно, здесь все, что касается работы с самими данными: это и построение моделей, это и применение технологии ИИ. Я уверен, будут перед РЖД стоять сложные задачи по технологическим мощностям, вычислительным мощностям, в том числе с графическими ядрами, для того чтобы строить те модели, которые способны приводить к результату. Ведь экономия 1% расходов всей логистики — это уже миллионы, миллиарды рублей прибыли, которую может получить компания на своем текущем месте.

Алина Танатарова, обозреватель:

— Вы уже затронули тему импортозамещения и даже импортоопережения. РЖД — это та, компания, которая взяла курс на импортозамещение пару лет назад. Полагаю, что у вас за это время наработана довольно большая экспертиза. Уход западных вендоров как-то повлиял на вас?

Евгений Чаркин, заместитель генерального директора ОАО «РЖД»:

— Мы давно системно этим процессом занимаемся, и ваш тезис мне абсолютно нравится. Мы так и работаем. Мы не просто меняем одно на другое. Здесь эффект есть, но он ограничен. Мы делаем так, чтобы решения, которые мы внедряем, были более качественные, эффективные для нас, для отрасли, для страны. Десятки тысяч коллег перешли на работу с отечественным мессенджером, на работу с российской почтовой системой. Все, что связано с антивирусной защитой, все это сделано на импортонезависимых технологиях. Конечно, нам нужно будет много еще что сделать, и здесь могу отметить, что нам поручено выступить якорной компанией по формированию отечественных ERP-решений для крупных компаний.

Алина Танатарова, обозреватель:

— А чем отличаются задачи, которые стояли тогда, от сегодняшней ситуации?

Евгений Чаркин, заместитель генерального директора ОАО «РЖД»:

Задачи не меняются. Вопрос в том, что текущая ситуация заставляет максимально влево сдвигать сроки реализации и у нас нет другого выхода, кроме как полностью исполнить мобилизацию всех ресурсов и в максимально короткие сроки реализовывать те планы, которые мы составили. У нас в этом плане, я считаю, есть достаточно серьезное преимущество перед другими странами, так как у нас есть очень серьезная фундаментальная школа математики, у нас, у одной из трех стран в мире, есть собственная цифровая экосистема помимо США, Китая. У нас есть хороший потенциал, чтобы превратить цифру в конкурентное преимущество.

Алина Танатарова, обозреватель:

— А качество российского ПО изменилось со временем? Как вы оцениваете его?

Евгений Чаркин, заместитель генерального директора ОАО «РЖД»:

— Нам нужно очень много работать над формированием продукта из технологии, которая у нас есть. Нам нужно многому научиться, но технологически мы очень сильны, поэтому с точки зрения ПО и с точки зрения перспектив технологического суверенитета я вижу очень хорошие в этом плане перспективы.

Алина Танатарова, обозреватель:

— Игорь, РЖД — государственная компания. Какие есть нюансы особенности работы с этим сегментом?

Игорь Калганов, генеральный директор Группы Т1:

— Нужно сразу работать на долгий срок, на длинную перспективу, потому что те проекты, которые должны будут выйти в промышленную эксплуатацию в 29–30-м году прорабатываются уже сейчас. И конечно же, это выстраивание таких длительных надежных партнерский отношений, то, что ведет нас как раз к импортонезависмости и технологическому суверенитету страны в целом. Действительно, сроки сдвигаются все влево и сейчас правительство повысило требования к государственным компаниям, являющимся критическими по инфраструктуре в стране, по уровню импортозамещенных решений, с 40 до 70%. Поэтому сейчас стараемся, со своей стороны, как можно больше решений предложить, как можно больше технологий предложить и действительно совместно развивать какие-то центры экспертизы в том числе.

Евгений Чаркин, заместитель генерального директора ОАО «РЖД»:

— Я, со своей стороны, добавлю, в чем особенность. Особенность — в надежности, которую мы должны обеспечить. Наша приемка системы похожа на военную приемку нового вида вооружения. Без того, чтобы окончательно убедиться, что это надежно, безопасно, эффективно, мы не запускаем ничего.

Игорь Калганов, генеральный директор Группы Т1:

Это как раз особенность логистической отрасли: в банковском секторе, например, очень просто посчитать стоимость ошибки, она всегда измеряется в деньгах. А здесь это ответственность за те миллионы пассажиров, которые перевозятся, за те уникальные стратегические грузы, которые перевозятся. В этом плане поражаешься той ответственности, которую коллеги несут, и тем задачам, которые успешно выполняют для общества.

Алина Танатарова, обозреватель:

— Евгений, если говорить о конкретных технологиях, как вы оцениваете перспективы применения искусственного интеллекта?

Евгений Чаркин, заместитель генерального директора ОАО «РЖД»:

— Когда мы говорим о таких объемах данных, которые у нас есть, нам с этими данными нужно что-то делать. Данные должны работать на нас, и здесь технологии интернета вещей, которые нам позволяют без участия человека снимать в режиме онлайн информацию с необходимых точек. Они дальше обрабатываются при помощи технологии больших данных, и затем искусственный интеллект должен нам помочь принимать правильные управленческие решения. Что касается технологий беспилотного вождения поездов, технология машинного зрения уже сейчас в тестовом формате позволяет нам повысить эффективность этого процесса, у нас сейчас проходит тестирование беспилотной «Ласточки» на МЦК. Это первое направление. Второе направление — это переход на предикативную модель обслуживания нашей инфраструктуры, чтобы мы заранее понимали, как будет вести себя наша инфраструктура, наш подвижной состав, на основе анализа данных за прошлый период. Конечно, все это делается также с помощью ИИ.

Если говорить о конкретных эффектах, которые мы уже видим, пару примеров могу привести: мы внедряем сейчас интеллектуальную систему коммерческого осмотра поездов, внедрили уже на 33 пунктах эту систему, и полученный эффект в два раза превысил инвестиции.

— В конечном счете как улучшается жизнь пассажиров с применением этих технологий?

— Это более качественное планирование пассажиропотока, более качественное обслуживание инфраструктуры. Тем самым повышается уровень надежности, безопасности и эффективности, что, естественно, сказывается на наших клиентах.

Алина Танатарова, обозреватель:

— Игорь, насколько российское ПО в области ИИ готово замещать иностранные аналоги?

Игорь Калганов, генеральный директор Группы Т1:

— Несмотря на отставание в микроэлектронике, которое есть на текущий момент, вся отрасль сейчас активно борется, пытаясь достигнуть паритета. С точки зрения софтверных решений в России традиционно они были очень хорошими — все, что касается обработки изображений, все, что касается обработки речи текста для взаимодействия с обращениями клиентов, и все, что касается работы с данными, — в этом плане российские решения на голову превосходят многие зарубежные решения и конкурируют с лучшими стандартами.

Алина Танатарова, обозреватель:

— Давайте теперь поговорим про ИТ специалистов. Евгений, скажите, есть ли в РЖД дефицит ИТ кадров?

Евгений Чаркин, заместитель генерального директора ОАО «РЖД»:

— Я бы говорил о том, что, конечно же, нам нужно работать в первую очередь внутри, для того чтобы повышать компетенции не только ИТ специалистов, но и наших всех сотрудников. Потому что, создавая новое качество, новые цифровые сервисы, мы должны сделать так, чтобы люди смогли с ними работать или готовы были их принять, разделяли нашу новую цифровую культуру. Мы очень серьезное внимание уделяем развитию наших коллег с точки зрения формирования у них компетенций в области цифры, причем на всех уровнях, направлениях, начиная с высшего менеджмента, формированию команды лидеров изменений. У нас есть отдельная программа для лидеров цифровой трансформация, а также для рядового персонала, который работает с эффективностью систем, которые мы внедряем. Второе направление — это переобучение специалистов, которые привыкли работать с зарубежными технологиями, на отечественные технологии. У нас уже прошло несколько обучающих курсов. Для молодых людей очень важен масштаб, интерес задач — здесь точно мы можем предоставить очень интересные, масштабные задачи в области цифровизации. Самое интересное, что эффект, который ты создаешь, сразу виден: это новые сервисы для пассажиров, это новые цифровые продукты. Здесь мы точно хороший вариант для трудоустройства молодого специалиста.

Игорь Калганов, генеральный директор Группы Т1:

— Ну и плюс вся гибкость технологической «дочки».

Евгений Чаркин, заместитель генерального директора ОАО «РЖД»:

— Да, совершенно точно. Он может совмещать те льготы, уровни поддержки, которые присутствуют в РЖД, с теми преимуществами, которые есть у айтишника компании, в большом числе наших «дочек» цифровых, продуктовых, которые мы сделали.

Алина Танатарова, обозреватель:

— Игорь, а как вы оцениваете ситуацию с кадрами? Многие ли специалисты уезжают за рубеж?

Игорь Калганов, генеральный директор Группы Т1:

— На самом деле уехало не так много: уехали проценты ребят. Я почти уверен, что скоро все начнут возвращаться. Объявлены беспрецедентные меры поддержки плюс все отсрочки от мобилизации. Кажется, это просто ситуативная такая история, которая очень скоро сойдет на нет. При этом традиционно в России не хватает айтишников, специалистов. Отрасль развивается очень быстро, многие заказчики крупные увеличивают бюджеты на айтишников. Ушло большое количество зарубежных компаний, которые занимают до 70% российского рынка. Все массово инвестируют в ПО. Мы, со своей стороны, вкладываемся в развитие ребят, у нас есть цифровая академия, огромное количество образовательных программ внутренних, много взаимодействуем с вузами, спонсируем, участвуем в хакатонах, в любых площадках, где можем найти новых талантливых специалистов, которые еще с нами почему-то не работают. Хотим их с удовольствием пригласить к нам как для собственных внутренних проектов, так и для наших крупных заказчиков — госкомпаний, банков, телеком-сектора, ну и, конечно же, компаний из логистики.

— Я правильно понимаю — вы считаете, что в России достаточно много перспектив для развития ИТ карьеры?

— Больше, чем где бы то ни было в мире. Я не знаю, чтобы где-то меры поддержки такие же были отрасли и при этом такой голубой океан, который открылся благодаря быстрому треку на импортозамещение и потом на импортонезависимость.

— Желаю вам привлечь побольше талантливых специалистов в ваши компании, спасибо вам большое!

Все выпуски программы
Главная Передачи Подписаться Поделиться