Лента новостей
Apple выпустила iOS 15 00:26, Технологии и медиа «Газпром» сообщил о приостановке транспортировки газа по «Силе Сибири» 00:07, Бизнес Герою фильма «Отель «Руанда» дали 25 лет тюрьмы за связи с террористами 00:04, Политика Производитель зенитных ракет выпустит гражданский электрогазомобиль 00:00, Технологии и медиа Турция не признала выборы в Госдуму в Крыму 20 сен, 23:46, Политика Акция КПРФ из-за выборов в Москве прошла без происшествий 20 сен, 23:20, Политика Правительство запланировало повысить долю отказов от абортов до 50% 20 сен, 23:17, Общество Как вызывать такси без смартфона 20 сен, 22:55, РБК и Tele2 Дзюба оценил влияние возвращения в сборную на первый в сезоне гол 20 сен, 22:49, Спорт Металлурги попросили Минфин «не принуждать» к инвестициям налогами 20 сен, 22:46, Бизнес Березуцкий назвал великолепной игру Заболотного в матче против «Спартака» 20 сен, 22:41, Спорт Синоптик оценил сроки сохранения дождливой погоды в Москве 20 сен, 22:38, Общество Как на думских выборах проголосовала Москва 20 сен, 22:34, Политика Как прошли выборы в одномандатных округах. Главное 20 сен, 22:33, Политика Глава Минфина США предупредила о дефолте без повышения потолка госдолга 20 сен, 22:33, Экономика Стрельба в университете Перми. Что важно знать 20 сен, 22:27, Общество Пермский вуз выплатит семьям жертв стрельбы по 1 млн руб. 20 сен, 22:16, Общество Города урбанистической двадцатки U20 сократили уровень парниковых газов 20 сен, 22:16, РБК и ДПиООС Витория оценил игру «Спартака» в матче c ЦСКА словами «были лучше» 20 сен, 22:09, Спорт Сенаторы оценили необходимость новых мер после стрельбы в пермском вузе 20 сен, 22:08, Политика США нанесли удар по одному из лидеров «Аль-Каиды» в Сирии 20 сен, 21:59, Политика В РСТ ответили на сообщения об отказе заселять одиноких мужчин в Турции 20 сен, 21:55, Общество СБУ завела дело о госизмене из-за выборов в Госдуму на территории Крыма 20 сен, 21:51, Политика Отец устроившего стрельбу в Перми рассказал об увлечении сына компьютером 20 сен, 21:47, Общество При стрельбе в школе в США пострадали два человека 20 сен, 21:42, Общество «Это острие ножа». Главный герой «Игры на понижение» о перегретости рынка 20 сен, 21:40, Инвестиции ЦСКА в меньшинстве обыграл «Спартак» 20 сен, 21:26, Спорт Власти Пермского края опубликовали список погибших при стрельбе в вузе 20 сен, 21:22, Общество

РБК+ / Сфера интересов

Выпуск за 30 ноября 2020 13:31
Выпуск за 30 августа 11:38
Повторить видео
10 секунд
Путь в небо — на земле
О проблемах производителей авиатренажеров в России
Сфера интересов с Марией Зайцевой
Рынок импакт-инвестирования в России
В мире набирают популярность импакт-инвестиции. Новый финансовый инструмент, который позволяет зарабатывать деньги и одновременно решать социальные проблемы. Сегодня в России реализуется всего пять программ импактного инвестирования - нового инструмента поддержки социальных инициатив. А в мире их запущено чуть больше 200. Как социальные инвестиции помогают бизнесу стать успешным, обсуждаем в программе «Сфера интересов». В гостях у РБК президент благотворительного фонда «Система» Оксана Косаченко и управляющий директор госкорпорации развития ВЭБ.РФ Михаил Алашкевич.
Операторы-постановщики : Александр Челиков, Наиль Зарипов, Олег Нефедов
Режиссер монтажа: Владимир Овсянников
Ведущие Мария Зайцева

«Сфера интересов» с Марией Зайцевой. Рынок производства авиатренажеров

Мария Зайцева, специальный корреспондент:

— Есть такая профессия — учить летать пилотов. Подготовка капитанов воздушных судов — это сложный и дорогостоящий процесс, и для него нужно специальное оборудование. Это программа «Сфера интересов». И я — Мария Зайцева. Сегодня поговорим о том, что происходит на рынке производства тренажеров для подготовки летчиков.

По прогнозам Международной организации гражданской авиации, к 2036 году дефицит пилотов гражданской авиации во всем мире составит 620 тыс. человек. Это произойдет из-за роста пассажиропотока и увеличения количества коммерческих рейсов. В ближайшие 20 лет российской гражданской авиации, по подсчетам агентства «Авиаперсонал», потребуется порядка 17 тыс. новых пилотов. Каждый будущий пилот должен не только пройти подготовку в лицензированном учебном центре, но и суммарно налетать положенное количество часов на летном тренажере. Кто производит подобное оборудование и с какими проблемами сталкиваются компании, обсудим сегодня.

Мария Зайцева, специальный корреспондент:

— Господа, у нас сегодня очень интересная тема. Это производство авиатренажеров и те проблемы, которые испытывает отрасль. Но для начала, чтобы немножко проиллюстрировать то, о чем мы с вами будем говорить, я предлагаю вам посмотреть сюжет о компании «Нита» и ее работе.

Сегодня информационные технологии стали неотъемлемой частью всех отраслей экономики. В том числе и авиации. Они позволили автоматизировать и упростить многие процессы — от проектирования воздушных судов до регулирования движения в воздушном пространстве. Кроме того, новые технологии сделали перелеты более безопасными. Одна из российских компаний, которая внедряет «цифру» в российское авиационное пространство, — «Нита».

Олег Зыков, генеральный директор компании «Нита»:

— «Нита» — это новые информационные технологии в авиации. Наше предприятие производит продукцию для авиационной отрасли. В основном это продукция для управления воздушным движением, для организации воздушного движения. Кроме того, это тренажерные комплексы как для диспетчеров управления воздушным движением, так и для летно-подъемного состава. Проще говоря, летные тренажеры. Доля оборудования, которое произвела и поставила фирма «Ника», достаточно велика. Нашим оборудованием оснащены более 130 гражданских аэродромов и около 80 военных аэродромов. Это достаточно большая доля рынка. Благодаря нашему оборудованию осуществляется управление воздушным движением на территории приблизительно 70% воздушного пространства России.

В начале 1990-х, когда все системы управления полетами были еще аналоговыми, на российском рынке появилась компания «Нита». Изначально в ней работало всего шесть человек. Сегодня на четырех производственных площадках трудятся около 500 человек — от разработчиков и проектировщиков, с которых начинается любой проект, до инженеров, собирающих оборудование, и отдела сопровождения. Ежегодный объем поставок продукции с 2017 года оценивается в 3 млрд руб. Одно из направлений работы компании — производство летных тренажеров.

Александр Мельников, заместитель главного инженера, начальник цеха компании «Нита»:

— Тренажер представляет из себя достаточно сложную техническую систему, которая предназначена для подготовки летчиков, для переобучения и также для периодической переаттестации, которая требуется по законам Российской Федерации. Это достаточно сложный объект, потому что полет —вообще сложная штука. И данный тренажер позволяет обучаемому летчику ощутить все моменты, связанные с управлением таким достаточно сложным техническим объектом, как самолет.

Кабина тренажера абсолютно идентична месту пилота в реальном самолете. Это сделано для того, чтобы обучающийся, сидя за штурвалом, получал идентичные ощущения и отрабатывал навыки, необходимые в реальном полете и максимально похожих условиях.

Александр Мельников, заместитель главного инженера, начальник цеха компании «Нита»:

— Обратная связь достигается за счет той математической модели, которая зашита в данное изделие. Плюс мы имеем как механические обратные воздействия на штурвал самолета, на педали, так и акустические. Мы используем наше программное обеспечение. Оборудование, которое мы здесь используем, в силу специфики данного изделия может быть как новым, так и с уже списанных или бывших в употреблении воздушных судов. Это связано с рядом факторов. Делать подобные тренажеры с использованием абсолютно новых деталей крайне невыгодно. И это по большому счету расходится даже с общемировой практикой.

Производители тренажеров говорят, что при использовании в качестве комплектующих только новых изделий стоимость продукта вырастет минимум в два раза. Еще одна сложность — вклиниться в график авиаконструкторов, чтобы те построили необходимые элементы. Поэтому производственный цикл и сроки изготовления тренажеров также вырастут. А это не может не сказаться на спросе.

Мария Зайцева, специальный корреспондент:

— Евгений, как мы увидели, производство тренажеров на основе абсолютно новых комплектующих нецелесообразно. Почему так происходит? Неужели не проще сделать все полностью новым?

Евгений Андреев, руководитель направления тренажеростроения компании «Нита»:

— Чтобы не появлялось у пилотов ложных навыков при полетах, желательно использовать оригинальные запчасти от самолетов, потому что, будь это тумблер, у него должен быть определенный звуковой сигнал, когда пилот его включает, это ручка, которая по ощущениям должна определяться именно как в настоящем самолете. Использование бывших в употреблении запчастей позволяет, восстановив просто, допустим, лакокрасочное покрытие на нем, использовать абсолютно такую же ручку, как на самолете. И есть тактильные ощущения, и акустические — они будут у пилота абсолютно такими же. Не будет ложных навыков. Практичнее использование, конечно, настоящей кабины, потому что это и более короткие сроки изготовления такого тренажера, это и меньшие деньги. Наверное, все-таки чаще используются восстановленные.

Елена Романенкова, юрист-консульт компании «Нита»:

— Ряд самолетов снимается с производства. Например, <Bombardier> CRJ200 уже не выпускается как новый. Но есть парк б/у, они летают. И летчики должны проходить на них переобучение и переподготовку. Поэтому физически иногда бывает невозможно найти новую кабину, потому что их уже не делают. И формально только так можно выйти из положения по некоторым типам самолетов.

Мария Зайцева, специальный корреспондент:

— Но в итоге, я знаю, это очень осложняет жизнь производителям таких тренажеров, потому что создает некую законодательную коллизию. В чем она заключается?

Елена Романенкова, юрист-консульт компании «Нита»:

— Будем говорить о закупках тренажеров для государственных и муниципальных нужд. Потому что коллизия в основном, конечно, касается этой области. Все дело в том, что закупки для государственных, муниципальных нужд регулируются законами. На момент поставки наших тренажеров, когда мы их ставили, это был 94-й федеральный закон о закупках, сейчас это 44-й закон. Норма, к сожалению, не претерпела изменений ни в одном, ни в другом законе и заключается она в следующем: заказчик требует, чтобы оборудование, которое ему было поставлено, являлось новым. При этом что такое «новое оборудование», нигде не определяется. Оно не должно быть восстановленным или бывшим в употреблении. Для ряда изделий таковых характеристик недостаточно. Невозможно определить, что за ними стоит. Использование бывших в употреблении комплектующих сделает ли этот тренажер старым, не новым? Нет, конечно. В таком виде он не выпускался, он только что создан. Соответственно, никто на нем не летал. И тем не менее вот такая, бывшая в употреблении, комплектующая составная часть позволяет обывателю считать, что весь тренажер можно расценивать как бывший в употреблении. На самом деле это, конечно же, не так. Бутылка минеральной воды — производитель наливает воду в ту же бутылку. Вы приходите в магазин и ее покупаете. Это «бывшее в употреблении»? Вряд ли. Определяет суть изделия тот функционал, который оно несет. В минеральной воде это минеральная вода, а не ее оболочка. Соответственно, в тренажере это тоже не кабина. Поэтому нам бы очень хотелось, чтобы на законодательном уровне были определены более конкретные и точные характеристики в зависимости от типа оборудования. Что можно считать новым? А что таковым точно не является?

Мария Зайцева, специальный корреспондент:

— Вы упомянули законодательный уровень, у нас как раз есть комментарий депутата Государственной думы. Давайте его послушаем.

Алексей Кобилев, депутат Государственной Думы РФ:

— В законе не предусмотрена продажа товаров, которые уже были в употреблении, и они в целом могут быть использованы при разработке каких-то производств, каких-то тренажеров. И я считаю, что закон требует все время корректировки. У него много недостатков. Это и возможность отклонения поставщиков по формальным причинам, и необходимость повторного проведения тендеров. То есть у закона есть недостатки, с которыми надо работать. Надо поднять и внести в закон. То есть экспертное заключение, возможно, по каким-то деталям. Или работы, которые уже были произведены, но они не могут быть использованы. Почему нет? Закон совершенствуется, и я думаю, что он приспосабливается к тем реалиям, которые ставит жизнь.

Мария Зайцева, специальный корреспондент:

— Евгений, а что касается различных устройств в этом тренажере: кресло, приборная панель — это все тоже из настоящих тренажеров, это все тоже было в использовании? Или такие вещи уже делаются новыми?

Евгений Андреев, руководитель направления тренажеростроения компании «Нита»:

— Что-то используется прямиком со списанного самолета. В основном это механика. Это механические части. Чем связываться с производителем самолета и их заказывать, проще их восстановить. А сложные программные аппаратные комплексы: авиационное оборудование, индикаторы — тут, безусловно, выгоднее делать их имитаторы.

Мария Зайцева, специальный корреспондент:

— Пилоту вообще важно, на чем он летает?

Евгений Андреев, руководитель направления тренажеростроения компании «Нита»:

— Да, безусловно. Во время тренировок он должен летать на тренажере, который полностью соответствует кабине самолета. И все системы должны отрабатывать точно так же, как отрабатываются на самолете. Допустим, у пилота есть ручка управления двигателем. Она должна находиться ровно в том же месте, чтобы он мог, не глядя, взяться за нее на самолете после полета на тренажере. Если она будет влево, вправо сдвинута, соответственно, он уже не сможет интуитивно совершать те действия, которые он должен совершить.

Мария Зайцева, специальный корреспондент:

— У нас есть еще один комментарий эксперта. Давайте его послушаем.

Дмитрий Третьяков, генеральный директор предприятия «Транзас-Авиация»:

— Если мы говорим о том, что какие-то механизмы заставляют вас делать исключительно из новых авиационных компонентов, то это сразу плюс $5–6 млн к стоимости тренажера. Если средняя цена где-то $10–11 млн, то такой тренажер будет стоить уже $16–17–18 млн. Боковая ручка управления полетом — то, что мы называем в простонародье «джойстик», — для Airbus А320. Если вы хотите купить новое такое устройство, это будет стоить примерно €200 тыс. А если вы берете использованное, восстанавливаете его до состояния годного для установки на самолет, это будет стоить €80 тыс. В самолете две таких штуки. То есть получается, что практически полмиллиона евро вы потратите только на ручки. А есть еще педали, кресло… Цены там примерно все одинаковые. И даже это не самый главный момент. Зачастую вы просто их не можете купить, потому что реально мы не находимся в графике производства этих компонентов в этих самолетах. Мы для них случайные клиенты.

Мария Зайцева, специальный корреспондент:

— Сейчас, с точки зрения российского законодательства, как вы сказали, точно не определено: этот тренажер является новым или не новым? К чему это приводит с точки зрения производителей? К каким проблемам?

Елена Романенкова, юрист-консульт компании «Нита»:

— Нашей компанией в 2012–2013 годах был поставлен в Университет гражданской авиации тренажер самолета, который, соответственно, был изготовлен с использованием бывшей в употреблении кабины. Естественно, об этом знал и заказчик, естественно, об этом знал производитель, и мы, как поставщики, — каким образом этот тренажер изготавливается и чему он будет соответствовать. Вся информация была открытая. Тренажер был поставлен, экспертно принят, проверен на полный функционал по техническому заданию, введен в эксплуатацию, получены все соответствующие допуски и разрешения на эксплуатацию от Росавиации — сертифицирующего органа, и пять лет он прекрасно эксплуатировался. Университет зарабатывал на нем деньги, пилоты авиакомпаний проходили переобучение, переподготовку, студенты учились на нем летать. И через пять лет после эксплуатации, пользуясь этой некорректной формулировкой законодательства о том, что неясно, какой тренажер может являться новым и может ли использование при производстве тренажера бывшей в употреблении составной части весь тренажер отнести к разряду не новых, были заявлены требования — уже, к сожалению, в уголовно-правовой плоскости — о том, что мы поставили не соответствующий условиям государственного контракта товар. Это абсолютно неправильно. Тренажер в качестве вещественного доказательства был арестован по ходатайству следственных органов, судом арест был снят, тем не менее запрет на эксплуатацию тренажера существовал до ноября. И по многочисленным просьбам непосредственно самого заказчика, сотрудников университета, и в связи с тем, что тренажер в очередной раз сертифицирующим органом был признан годным, соответствующим всем правилам, нормам и требованиям, и было еще получено повторное разрешение на его эксплуатацию, сейчас этот запрет на эксплуатацию снят. Тренажер, мы надеемся, сейчас успешно летает, его технические характеристики абсолютно прекрасные.

Мария Зайцева, специальный корреспондент:

— Евгений, можете чуть подробнее рассказать о самом тренажере? В чем его уникальность?

Евгений Андреев, руководитель направления тренажеростроения компании «Нита»:

— Данный тренажер является тренажером класса D — это full size симулятор. Он имеет подвижность, у него система отображения и полное соответствие кабины реальной кабине самолета. То есть пилот нарабатывает навыки внештатных ситуаций, которые сложно наработать в реальном полете. В данном тренажере можно запустить любую ситуацию, иметь любые метеорологические факторы. То есть это достаточно хорошего класса тренажер, он соответствует 100% реальности полета. Более того, такой тренажер в России сейчас единственный, именно для этого типа самолетов. С учетом того, что пилоты гражданской авиации обязаны проходить тренажерную переподготовку, вывод его из эксплуатации, наверное, очень большие экономические потери для авиакомпаний. В силу того, что авиапарк достаточно большой действующих этих, летающих самолетов, пилотов, не прошедших переподготовку, для их управления допускать нельзя.

Мария Зайцева, специальный корреспондент:

— Если абстрагироваться от этой конкретной ситуации, то как вы видите решение проблемы в комплексе? Какие поправки, на ваш взгляд, нужны в законодательство?

Елена Романенкова, юрист-консульт компании «Нита»:

— Даже на уровне ГОСТов, СНиПов и т.д. их действие распространялось на все сферы. Урегулированным являлся вопрос, что является «новым изделием»? В частности, к новому изделию по ранее действующим ГОСТам — 1976 года, 1987-го — относились и модернизированные, и восстановленные изделия для ряда технически сложных изделий. Поэтому абсолютно было бы корректно хотя бы на таком уровне это закрепить. Потому что производители при производстве изготовителя руководствуются именно этими нормами. Более того, в нашем конкретном случае тренажер, который был поставлен в университет, был куплен у крупнейшего в мире производителя этих тренажеров. Они действуют по мировым стандартам — как вы сами понимаете, они в ряде случаев еще строже и жестче. У нас эта несостыковка привела к тому, что, к сожалению, оказались пострадавшими университет и наша страна. К сожалению, наша отрасль сейчас не урегулирована. Все всё понимают, но законодательно это не закреплено.

Мария Зайцева, специальный корреспондент:

— Я благодарю вас за интересную беседу. Желаю вам достичь того самого взаимопонимания с законодателями и урегулировать этот вопрос так, чтобы выиграли от этого и рынок, и все потребители этих услуг — наши летчики и, конечно, все мы, которых эти летчики потом будут возить. Это была программа «Сфера интересов» и я — Мария Зайцева. До встречи!

Все выпуски программы
Все гости
Все гости
Александр Астахов, директор по стратегии Leo Burnett Moscow
Александр Баранов, глава отдела риск-менеджмента «ЕФГ Управление Активами»
Александр Батушанский, совладелец ресторана "Северянин"
Александр Борисов, председатель Комитета ТПП РФ по развитию потребительского рынка, генеральный директор ММБА
Александр Бортенёв, директор компании «Медбокс»
Александр Бурков, эксперт Института управления закупками им. А.Б. Соловьева НИУ ВШЭ
Александр Гусев, президент Международного союза экспертов
Александр Кан, обозреватель русской службы BBC
Александр Самулкин
Александра Суслина, руководитель направления «Фискальная политика» Экономической экспертной группы
Алексей Бачеров, управляющий партнёр инвестиционного партнерства ABTRUST
Алексей Ефимов, член совета директоров и региональный директор JLL
Алексей Казаков
Алексей Петропольский, генеральный директор юридической компании URVISTA
Алексей Раевский, генеральный директор Zecurion
Алексей Раевский, генеральный директор компании Zecurion
Алексей Селиваненко, директор турнира ВТБ-Кубок Кремля
Алекскей Ткачук, главный редактор сайта «Рейтинг букмекеров»
Андрей Захаров, журналист «Фонтанка.ру»
Андрей Ковш, доцент факультета международных отношений СПбГУ
Яндекс. Директ
Выбор редакции
Главные новости  Стрельба в Перми: хроника / Новый состав Госдумы / Атаки на талибов Вчера, 18:00 Гид по инвестициям  Тест для неквалифицированных инвесторов. Как пройти, и зачем это нужно Вчера, 20:20 Главные новости  Стрельба в Перми. Есть погибшие Вчера, 11:00 ЧЭЗ  Страсти вокруг «Северного потока» / Продукты для бедных / «Золотые львы» 12 сен, 18:44 Главные новости  Мавзолей Масуда возрождён / Боевые багги / Спецназовец-трансгендер в ММА 12 сен, 18:00 Главные новости  Стрельба в центре Риги / Циклон атакует Сахалин / Секретные документы ФБР 12 сен, 10:00 ЧЭЗ  Расследование ЧП с газом в российских домах 11 сен, 19:18 Главные новости  20 лет спустя. 11 сентября в США помнят все / Правительство под давлением 11 сен, 18:00 Спецпроект РБК  10 вопросов об 11 сентября 10 сен, 18:22 Главные новости  Убежать от талибов / Россия и Белоруссия вместе / Война с Украиной 10 сен, 18:00