Видео

Выпуск за 15 ноября, 2022

Как достичь цифрового суверенитета в металлургии?

Алина Танатарова, обозреватель

Высокие технологии в металлургии — это возможность выдержать глобальную конкуренцию и занять свою нишу на мировой арене. В текущей ситуации, чтобы перейти с иностранного оборудования и софта на отечественные разработки, правительство выделит 175 млрд руб. на льготные кредиты. Подробнее, как происходит импортозамещение в металлургии, мы обсудим в программе «Сфера интересов».


Мы начинаем цикл передач под названием «Войти в ИT». В ближайших выпусках мы будем говорить не только о том, как входить в «цифру» (ведь многие компании уже прочно стоят на цифровых рельсах). Текущая ситуация заставляет нас уделить особое внимание вопросам технологического суверенитета. Сегодня в гостях программы Игорь Калганов, генеральный директор группы Т1, и Сергей Дунаев, директор по информационным технологиям АО «Северсталь Менеджмент», расскажут, как металлургические предприятия переходят на отечественное ПО.



Алина Танатарова, обозреватель:

— Игорь, Сергей добрый день, рада вас видеть. Говорим сегодня про технологическое развитие металлургии, и начать хотелось бы с того, что мы имеем на сегодняшний день. Вот коллеги из группы Т1 провели исследование, проанализировали шесть отраслей экономики по степени цифровой зрелости, и черная металлургия вошла в тройку лидеров наряду с ретейлом и нефтегазовым сектором. Игорь, расскажите, по каким критериям проходила оценка бизнеса и почему металлургия оказалась в топе?

Игорь Калганов, генеральный директор группы Т1:
 

— Мы используем авторскую методику, мы оцениваем больше чем 200 с лишним параметров, оцениваем объем инвестиций, которые конкретная компания направляет на цифровизацию, уровень управленческой команды, менеджеров, позицию акционеров; общий интегральный показатель дает нам четкие понимания, где будут успехи в области цифровизации. В этом плане действительно черная металлургия занимает лидирующие позиции, как раз «Северсталь», Сергей Дунаев возглавляет одну из таких команд, регулярно становится лидером наших рейтингов.

Алина Танатарова, обозреватель:

— Сергей, прокомментируйте результаты исследования, насколько вы согласны с позицией лидера в цифровизации отраслей и что послужило драйвером?


Сергей Дунаев, директор по информационным технологиям «Северстали», генеральный директор АО «Северсталь-инфоком»:

— Спасибо, ну даже если бы я не был согласен, грешно отказываться быть лидером. Вообще рынок, он такой без явно выраженного лидера в целом, это несколько компаний, которые близкие какие-то доли рынка имеют, поэтому это соперничество, оно ноздря в ноздрю, и поэтому конкуренция есть не только, мне кажется, на рынке сбыта, а во всех сопоставимых сферах, все пытаются друг друга догнать или не отстать, и тема технологической зрелости тоже у металлургов была всегда на первом плане. И вот ты смотришь, что твой сосед стал лучше продавать, потому что у него автоматизированная логистика, или он стал лучше производить, потому что теперь по-другому следит за качеством, и все эти решения шли, и, может быть, поэтому черная металлургия выбилась.

Алина Танатарова, обозреватель:

— А как курс на декарбонизацию, на снижение углеродного следа влияет на технологическую зрелость?

— Это сложный, конечно, вопрос, имеет смысл начать с того, у кого какие вообще активы: сложно декарбонизироваться, если ты сидишь вместе с угольными активами и никуда их не деваешь. Ты, конечно, делаешь ESG-программы, ты работаешь и, безусловно, стараешься за счет зрелости ИТ каким-то образом это мониторить, отлавливать, но физически снизить серьезный выброс, если ты горно-металлургическая компания с полной вертикалью от угля и руды до выплавки стали и до производства, проката, радикально нельзя. И в целом, скажем, текущий год, конечно, сильно все это притормозил, просто возникли другие проблемы сейчас.


Алина Танатарова, обозреватель:

— Давайте как раз продолжим тему этих проблем, ушли западные игроки. Как изменились запросы бизнеса?

Игорь Калганов, генеральный директор группы Т1:

— В первую очередь бизнес хочет продолжать стабильно расти и развиваться. Наша роль и наша миссия в текущей ситуации, когда действительно куча западных вендоров ушлиа, ушли консультанты, — это обеспечить нашим заказчикам бесперебойную работу. Поэтому поддержка текущих решений, которые есть, а отрасль традиционно использует большой объем зарубежного софта, это создание центров компетенции, создание не вендорской поддержки — то, с чем мы столкнулись начиная с этого года. Часть компаний в отрасли еще в 2014 году и в соседних отраслях попадали под ограничения зарубежного программного обеспечения, поэтому какой-то опыт у российского ИТ-рынка в этом плане уже был, и сейчас он распространился на все без исключения компании.

Алина Танатарова, обозреватель:

— Сергей, ну как Игорь уже сказал, многие компании уже с 2014 года взяли курс на импортозамещение, в основном это были госорганы, госкорпорации. Как это было у вас? Была ли ситуация с уходом западных игроков шоком для вас или же вы были готовы?

Сергей Дунаев, директор по информационным технологиям «Северстали», генеральный директор АО «Северсталь-инфоком»:

— Глобального импортозамещения в металлургии в ПО с 2014 года точно нет, но в металлургии очень консервативные ребята, почти все из нас характеризуются очень большой многочисленной внутренней командой, крупные проекты по внедрению тяжелых систем, почти все они делались очень существенной долей своего ресурса. Да, конечно, это был консалтинг, какие-то совмещенные команды, но ты редко садился на иглу поддержки вендорскую, ты редко делал это, полностью отдав на откуп внешнему консультанту, у тебя всегда была большая поддержка от бизнес-экспертов, от своих собственных технологически подкованных ребят, начиная от инженеров инфраструктуры и заканчивая, соответственно, специалистами поддержки. Поэтому сказать, что в 2022 году все ушли и металлурги, значит, такие обескровленные остались с этим западным программным обеспечением, я сказать, честно, не могу.

Алина Танатарова, обозреватель:

— Правительство оценивает ситуацию на рынке, что на 80 процентов иностранный софт имеет отечественные аналоги. Насколько эта оценка близка к реальности, как вы думаете?

Игорь Калганов, генеральный директор группы Т1:

— Это оценка в штуках действительно есть, реестр российского ПО, в нем есть 14 800 разных программных продуктов, которые разбиты по категориям. И если смотреть наполняемость по разным категориям, там есть аналоги, но аналог должен получить такой же трек развития на таком же количестве внедрений. Для того чтобы быть зрелым продуктом, чтобы человек, отвечающий за металлургический завод, мог спокойно взять этот софт, поставить себе и не переживать, что у него завтра встанет тот или иной критический бизнес-процесс. Потому что стоимость потерь, которая может быть связана с ошибкой в программном обеспечении, она может быть запредельная, поэтому, может, в штуках это действительно 80 процентов реально, не знаю, Сергей, вы согласитесь или нет, оценка где-то около четверти того софта, который уже заменен или находится в процессе замены. Я думаю, что если за ближайшее время этот процент дойдет до 50, это будет уже очень хороший показатель.

Алина Танатарова, обозреватель:

— Сергей, как вы оцениваете соотношение, насколько отечественный рынок готов удовлетворить импортозамещающие потребности металлургии?

Сергей Дунаев, директор по информационным технологиям «Северстали», генеральный директор АО «Северсталь-инфоком»:

— У нас серьезные сложности с тем, чтобы выпускать хороших готовых профильных специалистов по информационной безопасности, по нагрузке, по системной архитектуре, по вообще панорамному видению. У нас много узких спецов, но очень мало спецов панорамных, и это как раз очень серьезный барьер на пути к тому, чтобы создавать профессиональные тяжелые системы. В этой связи я бы сказал, если мерить в штуках, ну, наверное, четверть софта находится в начале импортозамещения, есть что-то замещающее. Решений, которые готовы заместить на 70 и больше процентов, их минимальное количество, а в основном это типа 40–50. Что такое 40–50? Кусок функционала есть, а другого вообще нет, и это не только металлургии касается. Мы стали сейчас общаться с разными отраслями, и вот мы смотрим, видим, что везде, где тяжелые решения, действительно сидят и ждут пока.

— А чего ждут?

— Чтобы появилась надежда и гарантия.

— Так, а что нужно сделать, для того чтобы появилась надежда и гарантия?

Сергей Дунаев, директор по информационным технологиям «Северстали», генеральный директор АО «Северсталь-инфоком»:

— Здесь ведь очень длинный инвестиционный цикл, то есть мы начали только сейчас инвестировать в тяжелые системы, например в support, там был достаточно большой анонс программных продуктов, которые уже сейчас начинают занимать нишу на освобождающемся рынке, но при этом мы понимаем, что целевые горизонты его развития 5–7 лет. Сколько бы ребят мы туда ни направляли, сколько бы команду ни расширяли, в любом случае есть цикл, который не заставить из девяти месяцев сделать девять по одному месяцу. Как в одном из известных анекдотов.

Поэтому, конечно, это совместная работа с лидерами отраслей, понимание их потребностей, поиск тех людей, у которых еще осталась экспертиза, заметная на местах, и замещение. Очень не хочется здесь следовать просто тренду импортозамещения, когда мы взяли посмотрели, как там работает, попробовали, переписали, скопировали, сделали то же самое, в таком случае мы отстанем, безусловно, на годы, мы пытаемся смотреть чуть дальше за горизонт, смотреть, куда будет развиваться промышленность и производство.

Алина Танатарова, обозреватель:

— Сергей, а есть ли у бизнеса какие-то опасения относительно российского ПО?

Сергей Дунаев, директор по информационным технологиям «Северстали», генеральный директор АО «Северсталь-инфоком»:

— Короткий ответ, да, есть. Что мне, наверно, не нравится, что есть такая тенденция заведомо сказать, потому что это не то, к чему мы привыкли. Никто не любит перемен, понятное дело, что скажут: давайте не будем менять — это опасно. Я за то, чтобы бизнес почувствовал реальный вкус того, на что мы можем заместиться. Нужны пилоты, нужно давать площадки для пилотных внедрений. Иметь запас прочности, что это нуждается в доработке. Если ты не будешь пробовать, ты будешь постоянно ругать. Бизнес больше опасается и с подачи своих собственных технологических команд, которые держаться за решения, которые были внедрены ранее, они за них, как за детище, они туда душу вложили. И говорят: вот это работает хорошо, а это бог его знает. Бизнес опасается, но опасается не за то, что решения плохие, опасается, что свою основную бизнес-функцию не сможет выполнять. Опасения надо развеивать, пилотировать, смотреть. Надежда и гарантия сама, конечно, не возникнет. Нужно создавать некоторые консорциумы, и одинаково заинтересованные заказчики, и определенный слой внешнего консалтинга.

Алина Танатарова, обозреватель:

— Игорь, я правильно понимаю, что сейчас бизнес готов участвовать в пилотировании проектов, участвовать в тестировании систем?

Игорь Калганов, генеральный директор группы Т1:

— Безусловно мы сейчас уже проводим пилоты с нашими партнерами, показываем те наработки, которые возникают, действительно это сейчас идет достаточно точечно и аккуратно, мне кажется, время — главное, что нам сейчас требуется, потому что на текущий момент решения перестали получать поддержку полгода назад, полгода с небольшим в масштабах и циклах внедрения того или иного решения — это капля в море. Бизнес в реальности не почувствовал никакой проблемы: все работает, все надежно, все, значит, изолировано, закрыто с точки зрения информационной безопасности, обеспечивает производство. И бизнес сейчас иногда думает больше про налаживание цепочек поставок или там каких-то вот таких вещях, меньше внимание обращая на импортозамещение. При этом через 2–3 года, даже в следующем году, когда какие-то отдельные компании в отрасли начнут показывать следующие шаги вперед и конкуренты будут видеть, что они-то, не внедряя новый российский продукт, не растут, потому что текущий софт остановлен в развитии, он будет работать хоть 10 лет, но, значит, компания не разовьется. Именно вот этот импульс, когда первые ростки новых программных продуктов, которые дадут качественный рывок для самих предприятий, именно и позволит нам всем двинутся далеко в вперед.

Алина Танатарова, обозреватель:

— Вы сказали, что многие продукты еще работают. Давайте остановимся на конкретном примере. Это всеми любимый SAP. Только в конце прошлого года ваша компания совершила переход на новую платформу, как несколько месяцев назад они заявляют об уходе. Как вы отреагировали на эту ситуацию? Я правильно понимаю, вы продолжили пользоваться этим программным обеспечением, однако какие есть проблемы?

Сергей Дунаев, директор по информационным технологиям «Северстали», генеральный директор АО «Северсталь-инфоком»:

— Мы успели запуститься, прям обкатать, выйти на третье продуктивное закрытие, как говорится: ребята, с вами нам больше не по пути, с вами конкретно, дорогая «Северсталь», особенно не по пути, добавил SAP в начале лета по понятным причинам. Ну, первое, здесь не о чем жалеть, мы заменили систему, очень сильно перегруженную клиентским входом, систему, в которой все было сильно почищено, мы выбросили несколько миллионов строк старого, это нормально работающий обкатанный процесс. Это система, которая встала прочно в ландшафт более чем 40 продуктивных систем в центре. Стоит ERP. Что касается ухода, ну давайте так. Что касается ухода, у нас своя команда очень сильная, 700 человек у нас работают, это не только разработчики. Этим составом можно закрывать потребности годами.

Игорь Калганов, генеральный директор группы Т1:

— Здесь скорее вопрос в дальнейшем развитии, то есть момент, когда хочется внедрить что-то новое, запланировать развитие новых компаний, новых предприятий, новых процессов, вот здесь возникают основные сложности. Поэтому, конечно же, сейчас на российском рынке рождаются и получают импульс к развитию уже существующие ERP-системы. Да, они отстают, наверное, для крупных отраслей пока от упомянутого SAP, но я уверен, что объем инвестиций, которые сейчас направляются в развитие данных продуктов, позволят уже скоро для подавляющего числа российских компаний быть как минимум конкурентоспособными, а как максимум превосходить по крайней мере текущий уровень платформы. Новый SAP уже мы в обозримом горизонте не получим.

Алина Танатарова, обозреватель:

— Сергей, расскажите, какие у вас есть потребности в части цифровых технологий? Я знаю, что вы разместили на платформе «электронная бизнес-кооперация» более 7 тыс. импортозамещающих потребностей, в основном это оборудование. А что по поводу технологий?

Сергей Дунаев, директор по информационным технологиям «Северстали», генеральный директор АО «Северсталь-инфоком»:

— Сейчас мы очень сильно ищем, на что заместить коллаборативные платформы, вообще все, что позволило людям в пандемию хорошо работать. Следующий кусок — это то, что мы называем отраслевым программным обеспечением. Сформулировали мы прям потребность, я бы сказал, что все, что мы делаем в рамках индустриальный цента компетенции под эгидой Минпромторга, это, наверное, топ-10 проектов, которые нужно не только «Северстали», но и отрасли в целом. Это mes-системы, это интегрированное производственное планирование, это геоинформационные системы, это системы, связанные с управлением мастер-данными.

Алина Танатарова, обозреватель:

— Игорь, давайте подытожим, какие задачи российские ИТ-компании готовы взять на себя в части импортозамещения?

Игорь Калганов, генеральный директор группы Т1:

— В продолжение слов Сергея, в России и у нас в Т1 есть достаточно большой класс решений общеотраслевых: системы видеоконференции, системы для эйчаров, для финансистов и далее, они уже есть, и они конкурентоспособны. И практически бесшовные с точки зрения перехода. Когда мы говорим про узкоотраслевой софт, который нацелен, например, только на металлургов или в целом на промышленность, здесь в России и у нас в частности не так много решений, которые есть. Есть отдельные решения в области цифровых двойников на базе российских решений, которые нужно развернуть на предприятии и получить копию тех реальных бизнес-процессов, которые в режиме реального времени происходят, или вещи, связанные, например, с оптимизацией логистики или с отдельными функциональными областями, — они начинают появляться. Поэтому в основном сложности как раз в узкоотраслевом софте, и как раз важно кооперировать, всем учиться разговаривать друг с другом, показывать решения, которые есть, учиться их тиражировать. Это позволит нам выйти с достаточно зрелой программной базой продуктов, которые позволят импортозаместиться. В России действительно самые талантливые программисты, архитекторы, и уровень софта, который создается в России, — это наше большое конкурентное преимущество.

Все выпуски программы
Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
Курс евро на 25 апреля
EUR ЦБ: 98,91 (-0,65)
Инвестиции, 17:11
Курс доллара на 25 апреля
USD ЦБ: 92,51 (-0,79)
Инвестиции, 17:11
ЕК предложит санкции из-за торговли Северной Кореи с Россией Политика, 23:14
Россия наложила вето на резолюцию ООН о запрете ядерного оружия в космосе Политика, 23:10
В США подтвердили распоряжение Байдена передать Украине ракеты ATACMS Политика, 23:03
Общественники рассказали о содержании замминистра обороны Иванова в СИЗО Политика, 22:48
Белый дом не исключил «тактические успехи» России, несмотря на помощь ВСУ Политика, 22:42
Умер чемпион СССР по футболу в составе «Динамо» Аркадий Николаев Спорт, 22:38
«Зенит» проиграл в чемпионате России впервые с декабря Спорт, 22:29
«Краснодар» обыграл «Балтику» и приблизился к «Зениту» в РПЛ Спорт, 22:25
Шойгу отстранил замглавы Минобороны Иванова после ареста Политика, 22:17
Одесские депутаты не поддержали переименование проспекта Гагарина Политика, 22:12
Бывшего зампреда правительства Подмосковья задержали за взятку Политика, 21:54
Лукашенко призвал европейцев «начать рожать детей» Политика, 21:45
Силовики начали проверку учредителей двух стройкомпаний по делу Иванова Общество, 21:34
Франция предложила ЕС санкции для борьбы с «российской дезинформацией» Политика, 21:31
Главная Передачи Подписаться Поделиться