Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
Рекордсмен сборной Испании пропустил тренировку на ЧМ из-за травмы Спорт, 21:31
Как изменился рынок жилья в России за 25 лет РБК и Дом.РФ, 21:27
Секретарь СНБО выступил за поставки Киеву ракет дальностью более 800 км Политика, 21:25
Глава Бурятии ответил на слова папы римского о жестокости бурятов Политика, 21:24
Роспотребнадзор взял на контроль вспышку менингита на складе Ozon в Истре Общество, 21:19
Бразилия бьет рекорды. Что происходит на ЧМ в Катаре Спорт, 21:07
Как геоаналитика изменила рынок розницы: кейс сети «Лента» РБК и СберАналитика, 21:04
Военная операция на Украине. Главное Политика, 21:04
Военная операция на Украине. Онлайн Политика, 21:01
Бразилия впервые победила Швейцарию на ЧМ и досрочно вышла в плей-офф Спорт, 20:54
Джилл Байден показала украшение Белого дома к Рождеству Общество, 20:48
Интеллигентность — это про чувство вкуса. Как ее оценить РБК и ГАЛС, 20:41
«Космическая связь» попросит денег из бюджета на шесть новых спутников Технологии и медиа, 20:36
Ракету «Союз-2.1б» с военным спутником запустили с Плесецка Политика, 20:35

Выпуск за 16 июня

«Каждый рубль фонда позволил получить предприятиям города ₽27»

О мерах поддержки малого и среднего бизнеса, ситуации на рынке кредитования РБК+ рассказал исполнительный директор Московского гарантийного фонда Антон Купринов.

Игорь Щербаков, обозреватель:

— Малое и среднее предпринимательство в последние годы находится под постоянным давлением. Сначала пандемия коронавируса с ее ограничениями, теперь новые санкции. Как все это влияет на рынок кредитования?

Антон Купринов, исполнительный директор Московского гарантийного фонда:

— Очевидно, что и во время пандемии, и особенно во время начала спецоперации кредитование замирало. Но не очень надолго, где-то месяца на полтора. Мы, например, не получали новых заявок от банков на гарантийную поддержку. Но потом, после внедрения механизмов льготного кредитования, оно вернулось к своему нормальному ходу развития и сейчас даже опережает показатели прошлого года в Москве на 60–70%.

— Что происходит со спросом на кредиты и с чем чаще всего связаны проблемы МСП при кредитовании?

— Спрос вернулся и продолжает расти. Люди выжидали, смотрели, что будет с ключевой ставкой, финальной ставкой для заемщика и теперь возвращаются постепенно к проектам, которые намечали делать. Если посмотреть на те кредиты, за которыми приходят к нам, — это в основном пополнения оборотных средств, которые сейчас наиболее важны для функционирования малых предприятий.

— В правительстве запускают новые антикризисные меры поддержки. А как МСП поддерживает фонд?

— Гарантии — это история для клиентов, имеющих нормальную работающую компанию, хорошо организованный, доходный, развивающийся бизнес. Но вот так может получиться, что у клиента нет залога — например, помещения и оборудование в аренде. Квартиру он не может заложить — там ипотека. А само дело нормальное. И вот уже много лет назад по всему миру распространились гарантийные организации, которые помогают решить эту проблему для таких компаний. Они дают государственные гарантии коммерческим банкам, чтобы те могли спокойнее кредитовать подобные компании.

Наша поддержка не является какой-то особой, антикризисной. Просто мы старались во время кризиса активнее ее оказывать — не снижать, а, наоборот, увеличивать.

— Как работает этот инструмент?

— У нас есть банки-партнеры. Они получают заявку от клиента, рассматривают ее, видят, что не хватает обеспечения. После одобрения такой кредитной заявки на своем кредитном комитете они оформляют заявку и присылают к нам. Мы по нашим регламентам должны в определенный, достаточно короткий, срок подтвердить выдачу поручительства и подписать необходимые договоры. Конечно, наша деятельность регулируется определенными федеральными нормативными актами: законом о поддержке МСП, актами Минэкономразвития. Московский фонд имеет ограничения по выдаче поручительства на один кредитный договор — это 100 млн руб. — не такая маленькая сумма — и до 70% от основного долга. В других регионах другие цифры, но в Москве это так. Также мы администрируем субсидии, которые город предоставляет коммерческим банкам, чтобы те снижали ставки для предпринимателей.

У нас работает консультационный центр по льготному кредитованию. Любой предприниматель города может позвонить в фонд, и мы ему расскажем, где, в каких банках есть свободные лимиты, поможем обратиться в эти банки, чтобы предприниматель мог подать свою заявку и получить кредитование.

— Как в целом устроена гарантийная система в России?

— У нас она теперь двухуровневая. В каждом регионе есть гарантийная организация, чаще всего фонд, организованная как некоммерческая организация. У нее нет целей получения прибыли, доходы направляются на гарантийную деятельность. И работает корпорация МСП, федеральный орган, который подставляет дополнительное плечо. Мы можем выступать согарантами и помогать проектам реализовываться.

— Как вы оцениваете перспективы кредитования МСП в ближайшее время?

— Мировая практика показывает, что они нужны. И действительно, есть много хороших компаний, которым надо помочь именно с обеспечением. Для банков важно иметь обеспечение — этого требует как экономика кредитной организации, так и банковское регулирование. И гарантийная поддержка эту проблему решает.

— Если провести параллели с другими государствами, насколько эффективно эта система у нас работает?

— У нас система достаточно молодая. В Европе эта система работает с 1950-х годов. В Германии это гарантийные банки, во Франции — гарантийные фонды, по-разному везде. Нам есть куда развиваться.

— Предприятия из каких отраслей чаще всего обращаются к вам?

— Если посмотреть на структуру нашего портфеля, где-то более 50% занимает торговля. Это та отрасль, где трудно найти реальное обеспечение, которое будет принято банком. Но в нашем портфеле присутствуют и другие компании, которые заняты реальным производством, инновациями, гостиничным делом. Много здравоохранения, частного в том числе. Портфель разнообразный. Достаточно серьезная часть портфеля представлена компаниями, которые выполняют в том числе и государственный заказ.

— Цели, на которые субъекты МСП берут кредиты, различаются в Москве и других регионах?

— Так же, как и везде, основная цель — это пополнение оборотных средств. Инвестиционные цели, приобретение недвижимости под расширение бизнеса, покупка нового оборудования. Нет ограничений по целям кредитования.

— В последнее время цели кредитования менялись?

— Сейчас фокус сосредоточен, конечно, на оборотных средствах, потому что надо удерживать бизнес на плаву. Инвестиционные проекты в какой-то момент были поставлены на паузу, но это в ближайшее время изменится, я уверен.

— На каких условиях вы работаете с бизнесом?

— Наше поручительство не является бесплатным — ставка составляет 0,75% годовых. Учитывая нынешние современные ставки на рынке, это мало заметно для клиента. У нас никогда не бывает жалоб на то, что это очень дорого. Но финансовая услуга не может быть бесплатной, поэтому вот такая ставка. Больше никаких особых требований мы к бизнесу не выдвигаем. Ранее мы не могли работать с компаниями, которые связаны с подакцизными товарами, но на время пандемии требование отменено, и теперь мы можем работать как гарантийная организация и с такими клиентами тоже.

— Какой объем кредитов получили предприятия МСП в Москве за последние пять месяцев под поручительство фонда?

— Вообще за все время работы фонда с нашим участием компании города получили больше 230 млрд руб. кредитов. За прошедшие пять месяцев этого года с нашим участием предприятиям города было предоставлено около 13 млрд руб. кредитов. И это значительный рост по сравнению с прошлым годом.

— Какой рост?

— Тоже порядка 70%. И это несмотря на паузу, которая была в феврале—марте, пока не заработали программы. Я это связываю с тем кумулятивным эффектом, который был накоплен в 2021 году, а также с усилением господдержки в апреле—мае этого года.

— Справляются ли заемщики со своими обязательствами?

— Пока да. Мы не видим и не слышим от наших партнеров катастрофических заявлений о том, что портфели рушатся, клиенты объявляют дефолт. Да, у нас по результатам пандемии объем выплат, которые мы произвели, увеличился, но не драматически. И пока мы не слышали о большом количестве просрочек и проблем в связи с этим. Хотя, конечно, мы готовимся и к такому сценарию.

—Как вы считаете, в ближайшей перспективе изменится ли качество кредитного портфеля?

— У нас крайне низкая убыточность портфеля, как это ни удивительно, около 2%. Это очень хорошее качество. У нас сильные банки-партнеры, они умеют работать с малым бизнесом и правильно отбирать и анализировать клиентов.

Конечно, ситуация с рынком кредитования повлияет на ряд заемщиков, и санкции повлияют, и изменение логистических цепочек, и многое другое. Кстати, подчеркну, что во время пандемии банковский сектор вел себя абсолютно адекватно. Даже без государственных законов о кредитных каникулах банки активно реструктурировали текущие кредиты для компаний, чтобы у тех было облегчение в выплатах и они могли сохранить свой бизнес и дальше обслуживать кредиты. Так, например, у нас четверть нашего портфеля вместе с банками была реструктурирована, кредиты продлены на достаточно длинные сроки. И это позволило в значительной степени избежать дефолтов.

— Как можно экономически оценить эффективность гарантийной поддержки?

— Если посмотреть, сколько у нас денег находится в капитале фонда, и сравнить с теми средствами, которые были получены предпринимателями за время работы фонда, то увидим, что каждый рубль фонда позволил получить предприятиям города 27 рублей. Это неплохое плечо, на мой взгляд.

Все выпуски программы
Главная Передачи Подписаться Поделиться