Видео

Выпуск за 29 июля, 2015

Санкции. Год спустя. Нефтяная отрасль

Сегодня в центре внимания нефтяной сектор. Почему иностранные компании вопреки санкциям остались в России? Какими проектами пришлось пожертвовать? Разбиралась Алина Гребнёва.

Западные санкции ударили по отдельным проектам в нефтяной отрасли, но из равновесия ее пока не вывели. Добычу удается сохранять на уровне прошлых лет - в первом полугодии она даже немного выросла. Однако эксперты предупреждают: отложенный эффект от нефтяных санкций может серьезно затормозить развитие сектора. США и Евросоюз ввели ограничения на поставку в Россию различного оборудования. В первую очередь эмбарго касается техники и программного обеспечения для разведки и добычи в Арктике, на глубоководном шельфе и на сланцевых месторождениях.

ГРИГОРИЙ ВЫГОН
УПРАВЛЯЮЩИЙ ДИРЕКТОР КОМПАНИИ VYGON CONSULTING

«Компании начинают оптимизировать свои расходы и оптимизировать портфель проектов, поэтому если мы говорим о технологических санкциях, то по большому счету в среднесрочной перспективе они мало влияют на уровни добычи. Они могут сказаться через 5-10 лет, но мы как-то все рассчитываем, что через 5 лет этих санкций быть не должно».

На то, что санкции - явление временное - очень надеются и иностранные партнёры российских нефтяников. Однако пока западные компании вынуждены подчиняться правительствам своих стран и сворачивать деятельность в России.

Американская Exxonmobil вопреки первоначальным заявлениям о продолжении сотрудничества с Роснефтью все-таки его приостановила. Exxon отказался сразу от нескольких проектов в Арктике. Сложнее всего компании было уходить из Карского моря - там уже успели пробурить скважину и даже открыть перспективное месторождение с запасами в 130 млн тонн нефти и почти 500 млрд кубометров газа, месторождение символично назвали «Победа». Американцы также покинули Западную Сибирь, а именно - Баженовскую свиту - единственный российский сланцевый проект. Французская Total там же отказалась от совместной разработки с «Лукойлом». Еще один нереализованный проект американского гиганта в России - разработка на шельфе Черного моря. Общие убытки от сворачивания всех проектов Exxonmobil оценивает в $1 млрд.

Есть те, кто пытается использовать санкции с выгодой для себя. «Лукойл» хочет получить доступ к Арктическому шельфу - частные компании в отличие от государственных туда пока не пускают. Определённые сигналы с одобрением этой идеи из администрации президента поступают, но окончательного решения не принято.

ВАГИТ АЛЕКПЕРОВ
ПРЕЗИДЕНТ ПАО «ЛУКОЙЛ»

«Конечно, должны быть равные условия для всех. Тем более в сложный период, который мы сейчас наблюдаем, когда есть ограничения по инвестициям, особенно в Арктику. Мы понимаем, что в ближайшие годы иностранные партнеры не смогут прийти с инвестициями в Арктику. Надо поднимать и привлекать национальный капитал, чтобы национальные компании могли начать разработку месторождений, которые могут быть открыты в Арктическом шельфе РФ».

В отличие от самих нефтяников эксперты отрасли один за другим твердят: пора хотя бы на время расстаться с мечтами о многомиллиардных запасах Арктики. Аналитики подчёркивают: у России в нынешних условиях не хватит собственных средств на разведку в арктическом шельфе, кроме того - и это самое главное - успешность проектов напрямую зависит от технологий. Россия очень отстала во всем, что касается Арктики и трудноизвлекаемых запасов. Выходов несколько - покупка необходимого оборудования через третьи страны, китайские копии западных образцов, третий вариант - импортозамещение. На рынке стали появляться российские компании, которые предлагают альтернативу иностранным разработкам. Начали с малого – телеметрии, в перспективе и другое оборудование.

ГЛЕБ КАТАШИНСКИЙ
ИСПОЛНИТЕЛЬНЫЙ ДИРЕКТОР AXEL MWD

«Телеметрическая система она состоит из нескольких блоков. Глобально она делится на наземное оборудование и скважинное. В первую очередь мы начали с наземного оборудования, и соответственно, наш коммерческий продукт был наземное приемное устройство. За первый год мы продали их 27 штук. Чуть больше половины заняли продажи в России. Изначальные инвестиции составили 50 тысяч долларов. И уже в первый год наши продажи составили уже почти миллион».

Российские разработчики, даже если они способны генерировать идеи и реализовывать их, все равно зависят от импортных комплектующих. С производством плат и микросхем тоже, как выясняется, есть большие проблемы. Однако сами инженеры призывают не стремиться импортозаместить все на 100%. С одной стороны, это нерентабельно, с другой - попросту нереально. По мнению игроков отрасли, главное определиться с приоритетами. На Западе это, кстати, уже сделали.

В итоге целый ряд проектов иностранцы в России сохранили. В споре большой политики и коммерческих интересов победил бизнес. Норвежская компания Statoil и итальянской Eni не отказались от своего присутствия на российском шельфе. Санкции если и внесут коррективы, то только по объёму финансирования в ближайшие годы. Самый масштабный в этом смысле проект - Сахалин-1 - по последним расчётам, всего он потребует более $100 млрд. Стратегические интересы Exxonmobil в этом проекте очевидны даже чиновникам в Вашингтоне. Именно поэтому американская компания сохраняет свою долю в 30%. Аналогичная история с Total и Ямал СПГ. Сумма запланированных инвестиций в сжиженный природный газ - $27 млрд. Ещё один ободряющий пример - соглашение между «Роснефтью» и BP. Британцы планируют получить доступ к месторождению в Западной Сибири. Однако не каждая сделка проходит так гладко. Нефтесервисная компания Schlumberger никак не может завершить покупку крупнейшей в России буровой компании «Евразия».

КОНСТАНТИН СИМОНОВ
ДИРЕКТОР ФОНДА НАЦИОНАЛЬНОЙ ЭНЕРГЕТИЧЕСКОЙ БЕЗОПАСНОСТИ

«Иностранные инвесторы готовы работать в России, вкладывать деньги, это самый ответственный сегмент - это сервисы, мы там сильно подвисаем. Многие говорят: "вот там, они еще глубже влезут". Слушайте, ну глубже - не глубже, но как раз если мы говорим про ТРИЗы Западной Сибири, вопрос сервиса там будет приоритетным. Кто будет осуществлять эти работы? Если есть западные сервисники, которые не убежали за год я думаю, что если у них есть желание инвестировать в Россию, почему мы им должны мешать?»

Эксперты признают: первый год санкций нефтяной сектор пережил относительно спокойно. Катастрофа произойдет, если с российского рынка уйдут нефтесервисные компании. Тогда о поддержании объемов добычи и речи быть не может. А это значит бюджет, который на 50% зависит от нефти, начнет окончательно ползти по швам.

Алина Гребнева, Денис Дубовиков, Павел Харламов, РБК.

Все выпуски программы
Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
Курс евро на 18 мая
EUR ЦБ: 98,78 (-0,12)
Инвестиции, 17 мая, 16:35
Курс доллара на 18 мая
USD ЦБ: 90,99 (+0,06)
Инвестиции, 17 мая, 16:35
Воронежский губернатор предупредил об опасности атаки дронов Политика, 02:42
Усик победил Фьюри в бою за титул абсолютного чемпиона мира Спорт, 02:40
NYT описала последствия встречи Си Цзиньпина с Путиным для Запада Политика, 02:37
Правящая партия Грузии раскритиковала угрозы из-за закона об иноагентах Политика, 02:35
Развожаев сообщил об отсутствии повреждений гражданской инфраструктуры Политика, 02:04
В здании горящего петербургского цеха частично обрушилась крыша Общество, 01:45
NYT связала провал обороны в Харьковской области со скудностью укреплений Политика, 01:37
Развожаев предупредил севастопольцев об упавших суббоеприпасах Политика, 01:28
Шор призвал молдаван голосовать против евроинтеграции Политика, 01:18
США заявили о ракетном ударе хуситов по танкеру в Красном море Политика, 00:41
Развожаев сообщил, что ПВО отбивает ракетную атаку на Севастополь Политика, 00:22
СК оценит предъявление обвинений на Украине главам ФСБ и Росгвардии Политика, 00:10
Премьер Эстонии рассказала, что мешает поддержке Украины Политика, 00:03
Смена главы Минобороны и названия Superjet: интервью главы «Ростеха» Политика, 00:00
Главная Передачи Подписаться Поделиться