Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
РКН потребовал от «Википедии» удалить ряд материалов о спецоперации Технологии и медиа, 13:21
Внезапная остановка сердца: как геолокация поможет выжить пострадавшему Партнерский проект, 13:18
Станцию «Тюленевскую» Троицкой линии метро построили почти наполовину Город, 13:18
Песков счел хорошей идею о площади «защитников Донбасса» у посольства США Политика, 13:15
Путин и Лукашенко встретятся в Сочи Политика, 13:11
Сбербанк нашел замену уволившимся руководителям блоков Финансы, 13:06
Во Франции и Бельгии выявили первые случаи заражения оспой обезьян Общество, 13:01
Почему так много офисных сотрудников занимаются бессмысленными вещами Социальная экономика, 13:00
Как экономить на грузовых шинах владельцу транспортной компании РБК и Cordiant Professional, 12:57
Военная операция на Украине. Главное Политика, 12:48
Двух теннисистов заподозрили в договорном матче на «Ролан Гаррос» Спорт, 12:44
Сильнейшее падение: почему «бигтехи» не оправдали надежд. Дайджест Pro, 12:44
В Ереване оппозиция попыталась прорваться на форум с участием Пашиняна Политика, 12:42
Гай Германика рассказала о мечте снять фильм про Черчесова Спорт, 12:40

Выпуск за 5 августа, 2015

А.Торкунов: Решение о трибунале по крушению "Боинга" в обход Совбеза ООН будет нелегитимным
Любое решение о создании трибунала по крушению «Боинга» под Донецком в обход Совбеза ООН будет нелегитимным. Заявил в эксклюзивном интервью РБК ректор МГИМО, дипломат Анатолий Торкунов. Но при этом он считает, что такой поворот событий маловероятен. Другие заявления Торкунова - прямо сейчас.

АНАТОЛИЙ ТОРКУНОВ
РЕКТОР МОСКОВСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО ИНСТИТУТА МЕЖДУНАРОДНЫХ ОТНОШЕНИЙ

- Планируется провести саммит университетский стран БРИКС, на нашей базе будет происходить открытие, а потом еще на 3-4 университетских площадках. И в ходе этого саммита будет прорабатываться вопрос,  связанный с созданием сетевого университета стран БРИКС. Сейчас действует такой сетевой университет ШОС. Смысл заключается в том, что граждане стран ШОС учатся в магистратуре по единой согласованной программе в России и в стране ШОС. По итогам они получают два магистерских диплома - университета зарубежного и российского, в частности нашего Университета дружбы народов или МГУ. Это очень интересная программа, не могу сказать, что она без трудностей идет. Конечно, трудности есть, языковые трудности, согласование стандартов и программ. Но мне кажется, что это очень интересно и перспективно, и входит в ту зону, которая исключительно важны - это пространство гуманитарного сотрудничества.

Сегодня важно консолидироваться на вопросах борьбы, собственно, с ИГИЛ. Потому, что это действительно, сила, которая представляет огромную опасность для всего мира, не только для Ближнего Востока. И радикализация может на глазах происходить, если не принять меры. В том числе, конечно, меры, которые должна принять каждая страна, чтобы не допустить вербовщиков ИГИЛ, пропаганды ИГИЛ в своих странах. Это меры, которые необходимы, даже если есть единичные случаи, как у нас был с девушкой из университета, которая туда поехала. Но это звоночек такой, что нужно очень серьезно работать.

В ИГИЛ воюет много бывших иракских офицеров. Именно политика американцев в Ираке привела к тому, что войдя в Ирак, они распустили высокопрофессиональную иракскую армию, не зависимо от того, были те или иные офицеры вовлечены в карательные операции в период правления Хусейна или нет. И оставили людей без куска хлеба и вообще каких-то источников к существованию. И хорошо известно, что многие из этих офицеров, бедучи в свое время офицерами светской армии, стали радикалами и сегодня, в том числе, из чувства мести воюют в ИГИЛ, а это большая сила профессионалов.

В Америке тоже есть специалисты замечательные, которые помогают администрации принимать разумные решения. В известной степени это связано с фильмами, где мы видим эти комнаты, где экраны, специалисты, друг другу подсказывают и после победы встают и аплодируют сами себе. Так вот в случае с Ираком и Ливией, у меня большой вопрос к этим комнатам, мне кажется, там не было специалистов, которые действительно понимали бы Ближний Восток. И то, что сейчас происходит, хочется просто коллегам, которые занимаются Ближним Востоком в США, в университетах, в исследовательских центрах сказать - ребята, включайтесь. Похоже, что многие решения принимаются без настоящей экспертизы. Если надо, можно с нашими экспертами посоветоваться, которые знают хорошо Ближний Восток и в Институте востоковедения и в нашем институте много классных специалистов.

В принципе, это конечно, большая опасность, имею в виду, что и на Кавказе мы тоже все это пережили, на наших глазах было все то, что происходило в Чечне, где воевали многие радикалы с Ближнего Востока. Мы видим, что и сейчас проводятся чуть ли не каждый день операции против радикалов-террористов в Кабардино-Балкарии и Ингушетии. Так что опасность на лицо: газету откройте или интернет включите - то там, то там службы безопасности ликвидируют ту или иную банду террористическую, которая чаще всего прикрывается исламскими лозунгами или знамёнами. Есть еще одно очень серьезное направление - это центральная Азия. Там в ряде стран есть запрещённые в России радикальные исламские движения, и конечно, ИГИЛовцы пытаются поставить эти движения на службу себе. И в Центральной Азии, тем более, что проникновение туда не представляет такой трудности, как проникновение в Россию, конечно, опасность реальная существует. В том числе через Афганистан. Талибы заявили себя сторонниками ИГИЛа. Здесь должна быть очень продуманная политика, связанная с обеспечением безопасности нашей на тех рубежах.

Мне кажется, спецслужбы должны работать на опережение. Поэтому иногда для того, чтобы работать эффективно, есть элемент некоторой драматизации. Но мне кажется, лучше драматизировать сейчас, чем переживать не драмы, а трагедии. Когда это появится. Я считаю, что подход адекватный у федеральной власти и руководства на местах к такого рода явлениям. Надо принимать решительные меры на этом этапе, а не дожидаться, когда эта проблема станет действительно проблемой.

Выступление американского представителя было такое обращение к эмоциям. Понятно, что эмоции наполняют людей, особенно тех, кто пострадал. Но вместе с тем мы должны понимать, что любое разбирательство должно вестись с горячим сердцем, но с холодным умом. И именно за это мы выступаем. А превращать все это в абсолютно неправовое судилище над какой-то одной из сторон - это, мне кажется, попытка разрушить сложившиеся нормы и устои ООН и международных правил поведения.

Любое решение в обход Совета безопасности по созданию какого-либо судилища, трибунала, суда, оно не будет легитимным. Там есть всякого рода планы, вплоть до того, чтобы просто группа стран создала суд, который будет рассматривать вопрос. Но это самодеятельность. Все-таки есть определённые правила, от которых, к счастью, не отказались. Я себе слабо представляю, выдумать, конечно, что угодно можно, но Россия, уверен, с такого рода выдумками вряд ли согласится.

Конечно, ощущение такое, что санкции, неприятное для нас голосование - это ослабление позиций России. Но знаете, Россия - большая, великая страна. Она ни раз проходила через такого рода испытания. Трудности, несомненно, есть, не стоит отрицать. Время вообще турбулентно не только для России. Но с другой стороны, Россия определяет свое место в мире и сейчас, и на перспективу. И это очень важно.

Все выпуски программы
Главная Передачи Подписаться Поделиться
Закрыть