Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
В «Сочи» отреагировали на возможный переход Нобоа в ЦСКА Спорт, 12:51
При ударе по Белгороду погиб один россиянин и три гражданина Украины Политика, 12:45
Шойгу доложил Путину об «освобождении» ЛНР Политика, 12:43
Как борются с рассеянностью пешеходов за границей Партнерский проект, 12:33
Япония заявила о механизме для снижения цены российской нефти вдвое Политика, 12:32
В России зафиксировали минимум смертей от COVID с апреля 2020 года Общество, 12:28
Военная операция на Украине. Главное Политика, 12:11
Минобороны сообщило о полном окружении Лисичанска Политика, 12:09
Американский пловец Лохте выставил на продажу олимпийские медали Спорт, 12:02
Курский губернатор сообщил о минометном обстреле приграничного поселка Политика, 12:00
В Риме плюс 40: становится ли катаклизмов в мире больше и почему. Видео Общество, 12:00
Лечение кристаллами: почему люди верят в их магическую силу оздоровления Социальная экономика, 12:00
Минобороны сообщило о ночном ударе ВСУ по Белгороду ракетами «Точка-У» Политика, 11:49
«Хочу отдать почку»: почему нужно изменить закон о пересадке органов Партнерский проект, 11:44

Выпуск за 17 декабря, 2019

Сфера интересов. Сергей Цикалюк о страховом рынке

Рост страхового рынка в России практически остановился впервые за десять лет. В первом полугодии прирост составил всего 1% — это в 13 раз меньше, чем за тот же период 2018 года. Всему виной ослабление интереса к инвестиционному страхованию жизни (ИСЖ). При этом такие сегменты, как добровольное медицинское страхование, напротив, растут. В эфире программа «Сфера интересов» с Марией Зайцевой. Сегодня поговорим о страховом рынке.

Согласно исследованиям Банка России, страховым компаниям в нашей стране доверяет 26% населения. Данные Всероссийского союза страховщиков чуть оптимистичнее — 35%. В качестве сравнения: к банковскому сектору в нашей стране, по данным ЦБ, испытывают доверие 88% жителей. Что поможет страховому рынку изменить общественное мнение и появления каких технологий стоит ожидать клиентам, обсудим с нашим гостем. Сегодня в программе «Сфера интересов» Сергей Цикалюк, председатель совета директоров ВСК.

— Очень интересная последняя статистика Центрального банка о том, что 88% населения России доверяют банковскому сектору, и только 26% — страховому рынку. Как вы думаете, почему такой разброс очень сильный и откуда взялось недоверие? Чего опасаются люди?

— За последние годы наш финансовый рынок в целом в России переживал достаточно серьезные потрясения, когда не только страховые компании, но и банки уходили с рынка. И, к сожалению, оставались люди, которые оказывались без страховой защиты, без вкладов в банках. Мы, например, тоже отмечаем: действительно, негатив идет иногда из-за одной компании, когда, скажем, ты являешься лидером на страховом рынке России, потом не выполняешь своих обязательств, уходишь с позором из страховой отрасли — это, конечно, отражается на всех.

Крупные выплаты происходят практически ежедневно и каждый день. Мы видим, когда выплаты идут по гидротехническим сооружениям, когда мы и наши коллеги страхуем совместно космические запуски, — выплаты от 3 млрд до 7,5 млрд руб. только за последние два года по одному событию. Мы видим: при строительстве ГРЭС, при эксплуатации происходят серьезные поломки, серьезные аварии, и тогда страховые компании приходят на помощь. К сожалению, у нас позитивная информация о том, что страховые компании реально выплачивают, реально выполняют <обязательства> и ставят перед собой целью сделать свой сервис таким образом, чтобы наш клиент, будь это физическое лицо или юрлицо, получил полный сервис, — здесь, наверное, есть определенная недостаточность <такой информации>. Рынок страхования в России состоялся, и в основном все его игроки думают только об одном: как оказать качественный сервис своим клиентам.

— Вступление в силу закона о страховании жилища от чрезвычайных ситуаций сможет каким-то образом изменить эту ситуацию с доверием? Как вы считаете, с каких регионов необходимо начинать эту работу?

— Данный закон достаточно долго будет входить в <стадию> практической реализации. Если посмотреть на опыт всех развитых стран, то <там такие меры> в той или иной форме имели обязательный характер. Сейчас же определяется каждым субъектом, как он будет определять в рамках общего федерального закона эту работу у себя в регионе. И мы видим, например, что на сегодняшний день в Красноярском крае, Хабаровском крае, Краснодарском крае уже созданы рабочие группы. Наш Всероссийский союз страховщиков вместе с рабочими группами на местах уже разрабатывает нормативную базу, которая должна будет помогать осуществлению данного договора в субъекте.

Есть пример московский: у нас застраховано более 200 тыс. квартир — это все в добровольном порядке. И, конечно, опыт Москвы очень важен. Почему? Потому что здесь нет никаких противоречий у населения. Была проведена и проводится достаточно большая информационная работа.

Очень важно и то, что никто не выходит перед телевидением, когда что-то происходит. Вот мы сейчас, как у нас было в этом году в Иркутской области, по 10 тыс. руб. раздают. Это говорит о чем: механизм не работает, механизм должен работать, и люди должны получать через страховое возмещение то, что они должны получать. И я думаю, что страховые компании для этого созрели, они могли бы эту работу проводить, и тогда, наверное, чиновникам не приходилось бы выполнять несвойственные им функции, не нервничать порой и не чувствовать себя виноватыми перед людьми, потому что те не были застрахованы.

— Страховой рынок находится под контролем Центробанка. Как бы вы могли оценить действия регулятора по очистке рынка от недобросовестных игроков и почему не получилось предотвратить достаточно высокое количество недобросовестных продаж инвестиционного страхования жизни (ИСЖ)? Таких случаев было довольно много.

— Те требования, которые сегодня предъявляются Центральным банком, абсолютно справедливы, потому что исходят в первую очередь из интересов тех граждан, которых мы обслуживаем. Особых претензий к нашей компании, в первую очередь в вопросах выплат, нет. Потому что вся работа как нашего центрального офиса, так и многочисленных филиалов и отделений, которые работают по всей Российской Федерации, направлена только на то, чтобы удовлетворить потребность нашего потребителя по инвестиционному страхованию жизни. У страховых компаний, к сожалению, не так развиты каналы продаж, как у банков, <у которых высокая> доступность клиентов. И многие банки по такому пути пошли: здесь и сейчас заработать, получить от страховой компании комиссию, от 10 до 12% получать сразу от продажи данного продукта. Конечно, очень тяжело страховой компании, во-первых, заработать <чтобы компенсировать> свои издержки, ну и заработать серьезный инвестиционный доход для того гражданина, кто в это поверил. И только это повлияло на то, что ИСЖ в 2019 году значительно стагнировало в сборах премий.

— Внедрение стандарта ИСЖ как-то может спасти ситуацию?

— Я думаю, что уже поздно. Достаточно серьезная звучала критика не только от населения, не только от потребителей, но и от Центрального банка. И, конечно, на сегодняшний день многие коммерческие банки отказываются от продажи таких продуктов, им не нужна такая комиссия. Главное — получить лояльность клиента и никоим образом не обмануть его ожиданий. Поэтому, на мой взгляд, эта история завершилась. Есть желание и попытка заменить ИСЖ накопительным видом страхования. Выстрелит ли это? У меня уверенности нет, что такая замена может произойти.

— Если вернуться к вопросу доверия, в каких сегментах страхового рынка доверие населения можно оценить как высокое?

— Страховым компаниям на сегодняшний день доверяют миллионы граждан. Если посмотреть нашу историю, то по нашей базе данных прошло более 36 млн физических лиц. Около 6 млн активных клиентов, кто с нами работает. И мы тоже смотрим по итогам девяти месяцев, какие результаты показывает рынок и наша компания и где доверие отмечается. Это в первую очередь в добровольном медицинском страховании. Страховые компании вместе с медицинскими учреждениями организуют новые сервисы, которых не было ранее. И здесь опять же нет никакого указания сверху, здесь просто потребность как юридических лиц, кто с нами заключает договоры, и физлиц, которые покупают эти продукты. Первое — это справедливая цена, а второе — те сервисы, которые мы предоставляем. Это личные кабинеты для HR-работников, это личные кабинеты для потребителей. Конечно, это движение вперед, и меня это не может не радовать, потому что это добровольное медицинское страхование — когда предприятия, когда граждане голосуют своим рублем, и это очень здорово.

Также не могу не сказать: несмотря на то, что продажи новых автомобилей падают, тем не менее по итогам девяти месяцев у нас вырос портфель по каско на 7%. Все равно потребитель страхует <автомобили>, страхование ушло и в трейд-ин, и страхование автомобилей не новых продолжается — значит, люди верят в страхование, они страховым компаниям доверяют. По крайней мере — это данные Центрального банка — у нас за девять месяцев рост на 7%.

— А с ОСАГО что происходит? Как реформы в этом сегменте повлияли на отношения с клиентами?

— В 76 регионах снизилась цена на ОСАГО — это очень важно. При этом показатели, мы видим, выросли по урегулированию убытков, убыточность выросла. Это опять же серьезные <вызовы для> страхового сообщества. Если мы видим, что наш клиент несколько лет машину водит безаварийно, у него нет никаких проблем с ГИБДД, нет никаких штрафов, то, понятно, что мы для него сделаем такой тариф, который для него будет просто приятен. Ну а, понятно, если нам будет попадаться клиент, который рисково водит машину, у кого есть претензии от ГИБДД, у кого есть штрафы, — вот здесь, конечно, мы будем вынуждены несколько повышать тариф.

— В 2021 году в рамках договоренности по ВТО на российском страховом рынке появятся филиалы иностранных компаний. Насколько готовы наши игроки к этой конкуренции и за счет чего будут выигрывать?

— В России и были, и сейчас представлены все крупные западные страховые компании. Это и Generali, и AXA, и Allianz, и Zurich — они есть, они работают. Кто может прийти, в первую очередь в страхование жизни? Это, возможно, наши китайские коллеги. Они на сегодняшний день так не представлены, как наши европейские коллеги, возможно, в этом плане выходить будут. Но страховые компании тоже не стоят на месте, мы занимаемся развитием наших страховых технологий, сервисных технологий. Я думаю, что мы сегодня со всеми западными страховыми компаниями конкурируем, и конкурируем достаточно успешно.

— Давайте о технологиях подробнее. Сейчас миром правит цифровизация, она проявляется практически во всех отраслях. А как на страховом рынке, какие цифровые технологии здесь уже доступны, появления каких можно ожидать и как они меняют весь рынок?

— Конечно, на сегодняшний день цифровые технологии уже достаточно серьезно пришли в нашу сферу, в наши сервисы. Здесь, несомненно, лидерами являются банки. Наверное, страховым компаниям многое предстоит сделать — и сегодня, и, наверное, в будущем. Страховые компании, в том числе наша, сталкиваются с тем, что та клиентская база, которая у нас имеется, должна быть более актуальной. Те базы, которые имеются, скажем, в банках и как они используются, — это, конечно, для нас пока еще мечта, мы к этому приближаемся. С другой стороны, мы четко понимаем: те ИТ-платформы, которые могут себе позволить сделать наши гиганты, как, скажем, Сбербанк, «Яндекс», по финансовым возможностям ни одна страховая компания позволить себе не может. Тем не менее мы думаем, в чем мы на сегодняшний день можем быть успешны. Первое — в тех сервисах, которые мы делаем при продажах. Продажи — это интернет-магазин, это мобильное приложение и, конечно, сервисы при урегулировании. Мы уже готовы с первого квартала следующего года выплаты при оформлении документов осуществлять через одну минуту. Это опять же сервис, это опять наше преимущество. И, конечно, для нас важны и продажи, и те скоринги, которые мы будем внедрять и уже внедряем при страховании опять же каско, при страховании ОСАГО, массовых видов. Это уже есть и будет очень активно развиваться.

— Завершается 2019 год. С какими показателями ВСК его заканчивает? И что послужило основой этих цифр — какие-то внутренние изменения в компании, может быть, конъюнктура, изменения в регулировании?

— На рынке происходит перераспределение портфелей между страховыми компаниями. Если посмотреть по итогам девяти месяцев, то нам удалось обеспечить возврат на капитал около 30% — это для нас самый важный показатель. Мы остаемся прибыльной компанией, и это для нас самый важный критерий. Иногда спрашивают: «Какова ваша стратегия, чего вы хотите — вы как акционер и ваша команда?» Мы хотим динамичного развития, но не ради сбора просто премий, а ради того, чтобы компания могла без вовлечения капитала акционеров капитализироваться, могла развиваться, строить все те сервисы, которые мы называем дистанционными, привлекать клиентов за счет новых продуктов — тех, которые на сегодняшний день рынок не предлагал. Конечно, сегодня задача, я думаю, всех страховых компаний, всего страхового сообщества, как и нашей, — разработка новых продуктов, новых сервисов и их вывод на рынок. Потому что те, кто будет здесь первым, кто будет не только всегда идти в ногу с рынком, но и опережать его, будут реальными лидерами. И мы именно над этим работаем, потому что другой возможности у нас сегодня нет — в связи с тем, что, как вы уже сами отвечали, рынок, к сожалению, не растет теми темпами, о которых мы мечтаем.

— Какие прогнозы вы могли бы дать о развитии рынка на следующий год? Какие тренды появятся и с какими вызовами придется столкнуться?

— Я думаю, что будет продолжаться очень жесткая конкуренция. Самое важное — чтобы эта жесткая конкуренция не подвела ни нас, ни наших коллег. Сегодня мы видим: на рынке страховых услуг ну просто сумасшедшие комиссии платят каналам продаж страховые компании. И, самое важное, не все четко рассчитывают, управляя теми аппетитом и риском, которыми должна управлять каждая компания. На мой взгляд, здесь и позиция акционеров компании, и позиция Центрального банка должна быть достаточно более жесткой, чем есть на сегодняшний день. Не за горами 2021 год, будут изменены подходы Центрального банка. Это новые требования к активам, это новые требования к учету дебиторской задолженности. И здесь, конечно, будет очень важной для страховых компаний их капитализация, то, как они на сегодняшний день выполняют бизнес-планы. Важно, наверное, еще обратить внимание на то, чтобы и Центральный банк смотрел: те компании, которые он санирует, куда идут огромные деньги на поддержку, — наверное, в первую очередь эти компании должны пример показывать и по возврату на капитал, и в прибыльности, и ни в коем случае не допускать тех решений, которые уже один раз привели к банкротству компании. Это, конечно, тоже обсуждаемая тема среди профессиональных страховщиков. Мы об этом говорим, мы это видим, и я думаю, что регулятор второй раз этого не допустит.

— На этой замечательной ноте я благодарю вас за интересную беседу. Желаю вам и в этом, и в новом году успехов и процветания.

— Мария, спасибо вам.

— Это была программа «Сфера интересов», я Мария Зайцева, до встречи.

Все выпуски программы
Главная Передачи Подписаться Поделиться